Явка любой ценой


 

Есть у меня друг, который работает учителем в обычной средней школе — продаёт свои образовательные услуги с 8 до 16:00. А так как зарплата учителей составляет сумму, которую можно разглядеть невооружённым глазом, только в отчётах вышестоящих инстанций, то вместо того, чтобы свободное время использовать для саморазвития или чтения научных изданий по своей специальности, он старается подработать. То есть все последние дни — сидел на избирательном участке.

Как ни странно это может показаться, но разговоров об корректировке результатов голосования с членами избиркома никто не вёл. Очевидно, это в самом деле не играет никакой роли. Как бы голоса ни распределились, результат был заранее известен. Так что настоящая борьба велась за то, чтобы люди пришли. Обеспечить явку — вот это требовалось от всех организаций и руководителей.

Дирекция школы, не мудрствуя лукаво, в приказной форме обязала всех работников прийти на выборы. Меры давления классические: в случае неявки — лишение премии, административное взыскание. В областном педагогическом институте та же ситуация: на общем собрании сотрудникам сообщили, что те в обязательном порядке должны явиться на избирательные участки. Иногородних студентов деканат просто обязал проголосовать, даже временные рамки обозначены: чтобы к 14:00 все уже отстрелялись, иначе после контрольного времени их ждёт звонок куратора с ласковым вопросом: а почему это ты, милый друг, пренебрегаешь своим гражданским долгом, может быть, перезачёт хочешь? И это не инициатива одного только образования: в местном ДК, например, такие же условия: каждый работник обязан, сходив на выборы, отзвониться на вахту и сообщить, что он свободно и радостно исполнил свой гражданский долг. Вот только пока ещё не требуют отчитываться, за кого именно голосовал.

Хорошо, работников можно припугнуть — с зарплатой в 19 000, как у моего друга, и премия в 500 рублей — лакомый кусок; кто не хочет потерять такие деньги, тот пойдёт и проголосует. Но ведь одни учителя толпы не сделают, так? И школы начинают со страшной силой креативить. Для родителей, например, устроили 18 числа День открытых дверей, расщедрились на детский спектакль, организовали пробный вариант ЕГЭ и даже волейбольный матч между школьниками и родителями. Расчёт прост: придёт любящий папаша посмотреть на своё чадо, заодно и на избирательном участке засветится.

Из той же оперы и проводившееся во многих городах так называемое «рейтинговое голосование» — приуроченное к президентским выборам мероприятие, на котором жители решают судьбу благоустройства какой-то общественной площади. По оболочке — судьба сквера или фонтана решается заодно; по сути — наоборот: большинству людей дороже улица, по которой он ходит ежедневно; вот за неё-то он и пойдёт голосовать, — а тут же рядом и избирательный участок занимается ловлей человеков. Глядишь — и поставит галочку в нужной графе.

Но эти меры чиновникам от образования всё-таки кажутся материей ненадёжной и непрочной. Поэтому преподавателям школы, в которой работает мой друг, опять же в приказном порядке спустили указ: обеспечить явку родителей. Как — ваши проблемы, но чтобы все старшие члены семей, чьи дети учатся в твоём классе, появились у кабинок для голосования. А для того, чтобы классный руководитель не отлынивал от своих «прямых» обязанностей, в помещении избирательной комиссии сидел специальный человек, который по головам считал приходящих. Правда, этот «спецчеловек» — из своих, но я бы не радовался: как известно, самые строгие надсмотрщики получаются именно из своих людей…

И ведь инструменты давления самые примитивные и доходчивые — деньги. Школа существует на государственные деньги, и стало быть эта возможность воздействовать на неё будет использоваться на полную. А иначе может повториться ситуация прошлых парламентских выборов, когда в нашем городе науки «Единая Россия» получила наименьшее количество голосов во всём регионе, и бессменный губернатор сказал крылатую фразу: «зачем вам субсидии, когда вы так голосуете?» Тогда с преподавателей всего города сняли областную доплату, что составляло вполне приличный кусок доходов. Так что сейчас педагоги не хотят повторения недавней истории. Снимать, правда, у них уже нечего, но ведь изобретательное начальство ещё что-то придумает!

И вот ведь что странно: кажется, что перед тобой типичный пример метода кнута и пряника. Кнут — вот он, в обязаловке, в запугивании работников, в угрозе лишить их и без того невеликих денег. По логике вещей, тем, кто послушен, должны выпадать от власти всяческие пряники и плюшки — ан нет! Всё обставляется таким образом, как будто так и надо. Трудовой день работников избиркома длится больше 20 (!) часов: на участке они появляются в районе 7 утра, а заканчивают подсчёты примерно в 5:00 следующего дня. После этого они должны к 8:00 отправиться на свои рабочие места. Ни премий, ни специальной оплаты труда в ночную смену и в выходной день — да вы что, в какой стране живёте?! На питание почти на суточную смену избиркомовцам выделено от щедрот аж 100 рублей; всё, что в эту сумму не уложится — извольте за свой счёт. Как усталый преподаватель, проведший весь день на ногах и в работе с документами, требующей внимательности, будет учить детей, каким будет качество этого обучения, с учётом того, что впереди целая рабочая неделя — это даже не второстепенный вопрос, это вообще несущественно.

А существенно только одно: чтобы народ пришёл на участки. Для этого рассылались СМС, один за другим шли звонки, для этого по стране тратились тысячи тонн бумаги. В среднем каждый избиратель получил не меньше трёх приглашений — в конвертах и без, цветные и чёрно-белые, с подписью Эллы Памфиловой и со штампом местного избиркома… Кстати, мой приятель занимался и адресным распространением этих бумажек. В одном из подъездов обнаружилась какая-то проблема с почтовыми ящиками, и он начал разносить приглашения по квартирам. Это, как говорят в голливудских фильмах, было плохим решением. «Так меня ещё никогда не материли» — признался он.

А на самих выборах моего приятеля удивило странное желание многих голосующих сфотографироваться рядом с избирательными урнами; некоторые даже просили работников избиркома сделать это для них. «Зачем вы это делаете, вроде бы непохожи на молодёжь, которая в инстаграме свои фотки выкладывает?» – спросил он у женщины за 30. Оказывается, фотография была нужна для начальства. Особо ретивые таким образом отслеживали присутствие сотрудников на «всенародных» выборах. Ну что, повеяло Большим Братом?

Тем не менее все принятые меры сыграли свою роль. По подсчётам ЦИК явка на избирательные участки составила 67%. Эти проценты состоят из прямых приказов начальства, распоряжений деканатов и руководства военных частей, из отметок в списках «явился, проголосовал»; из сувениров и подарков, раздававшихся россиянам, как стеклянные бусы индейцам; из дешёвых продуктов и халявного угощения, которыми можно было разжиться по соседству от кабинок для голосования. Видимость общего народного волеизъявления соблюдена. Можно идти дальше — в прекрасный новый мир, где всё до боли знакомо.

Please Login to comment