Шевелится в массах осознанный гнев


 

Стихи простого молодого промышленного рабочего Евгения Лаптева.

К 100-летию Октября

Холодное утро, унылый рассвет
Над городом шумным и дымным.
Прощаюсь с родными, в кармане билет,
И пахнет настоем полынным.

Я многое видел в рабочих краях
Суровых, похмельных, усталых:
Несчастных бомжей в опустелых дворах,
Забытых, ненужных и старых.

Ребят трудовых, отгонявших печаль
Похабщиной злой, алкоголем…
Продажных девчонок, подъездную шваль,
И тех, кто навек обездолен.

Я видел барыг, попиравших народ
Забитый, растерянный, нищий,
Под лозунгом счастья и чудных свобод
Лишенный и крова, и пищи.

Я видел такое бессилье труда,
Такое бесчинство богатых…
Я должен уехать — проходят года
В утробе заводов горбатых.

Здесь улицы храбрых советских бойцов,
Спортсменов, поэтов, ученых
Овеяны бредом холеных попов
О муках политзаключенных.

Здесь сытость и хамство трусливых чинуш
Не знает разумных пределов.
На бедных и слабых срывается куш
В трясине никчемных отделов.

Здесь разум мятежный уснул на века,
Смиреньем пропитаны души.
И тошно молчанье, и жизнь нелегка
Во чреве промышленной туши.

Огромные храмы и нищий приход,
Торговые центры и свалки.
Бесправье рабочих и алчность господ,
Мошенники, воры, гадалки…

Закрытые школы, больницы в долгах,
И вонь мелкотравчатой прессы,
Воинственный пафос, немыслимый крах,
Невежды, цапки, мракобесы…

Эх, русские люди! Куда вы пришли,
Поверив словам шарлатанов.
Вы правду забыли, а кривду нашли
В мерцаньи дешевых экранов.

Какая великая смрадная ложь
О чистых руках капитала
Ряды ожиревших бессовестных рож
Бравадой своей воспитала.

Неведомы честность и праведный долг,
Сочувствие, мудрость и скромность.
Им каждый рабочий — алкающий волк,
Не знающий слова «покорность».

Им каждый учитель, военный и врач:
Тупое и жадное быдло.
Ничтожны проблемы, бессмысленен плач…
Их алое пламя остыло.

Дворцы пионеров рассыпались в прах,
Замолкли горячие горны,
И красное знамя поблекло в веках.
Потомки его недостойны.

Они променяли родную страну,
Надежду грядущего мира,
На скотскую пошлость и тягу к вину,
На шутки дрянного сатира.

Они предпочли полумертвый комфорт
Громадным опаснейшим стройкам,
Убили науку, оставили спорт,
Предавшись разгульным попойкам.

Они растащили богатство отцов
По тесным и темным квартирам,
Дела их не стоят пронзающих слов,
Наследие им не по силам.

Простерлась над бездной рука торгашей,
И рухнули красные звезды,
И тысячи, тысячи рыночных вшей
Достали старинные розги.

И некогда вольный могучий народ,
Предвестник зари коммунизма,
Испуган и жалок, как загнанный скот,
Пропета которому тризна.

Эх, русские люди… Не помните вы
Как грозен был поднятый молот,
Как яростны песни гражданской войны,
Как мир удивительно молод!

Как вы поломали монархий хребет,
Россию спасли, защитили,
И жили достойно… почти сотню лет,
И светлою силой прослыли.

Не выдержит мук пролетарская честь,
Не вечно людское терпенье.
На всякую подлость возмездие есть,
На всякое горе — отмщенье.

Шевелится в массах осознанный гнев,
Все громче и громче призывы
Своими трудами навек овладев,
Бороться с идеей наживы.

Не верить в отвратный мещанский покой,
Разрушить кредитное рабство,
Стать силой единой — не глупой толпой,
Создать нерушимое братство.

И руки трудящихся встретятся вновь!
Победа коммун неизбежна.
История верит в горячую кровь,
Решимость которой безбрежна!

Холодное утро, унылый рассвет
Над городом шумным и дымным.
Прощаюсь с родными, в кармане билет,
И пахнет настоем полынным.

Я многое видел в рабочих краях,
Встающих на путь пониманья.
И многое будет являться во снах
Предвестником бури восстанья.

 

Источник

Комментарии:

wpDiscuz