Уильям Фишер — Рудольф Абель

11 июля 1903 года в городе Ньюкасл-апон-Тайн родился Уильям Фишер, известный всему миру под псевдонимом Рудольф Абель, советский офицер, один из величайших разведчиков XX века.

Родители назвали сына в честь поэта Шекспира. Вилли был вторым ребёнком в семье, его старший брат Гарри родился всего годом раньше. Мать Любовь и отец Генрих были марксистами, которых в 1901 году выслали из Российской Империи за революционную деятельность, после чего те осели в Великобритании. Отец сотрудничал с В.И. Лениным и принимал активное участие в движении «Руки прочь от Советской России». В 1920 году, когда Вилли было 17 лет, семья перебралась из Великобритании в Советскую Россию, приняла советское гражданство и какое-то время проживала на территории Кремля. В 1921 году произошла трагедия, оставившая на характере будущего разведчика глубокий отпечаток: его брат Гарри захлебнулся, спасая тонувшую в реке девочку. 

На момент приезда в РСФСР Уильям уже два года, как начал трудовую деятельность: в 15 лет он устроился помощником чертёжника на судоверфи. Благодаря превосходному знанию английского и немецкого языков первой работой юного Фишера в СССР стала работа переводчиком в Исполкоме Коминтерна. Затем он поступил во ВХУТЕМАС, а в 1925 году Уильяма призвали в Красную армию, там будущий разведчик великолепно овладел специальностью радиста. Благодаря накопленным к 24 годам навыкам Фишера пригласили на службу в иностранный отдел ОГПУ. Работая в органах безопасности, он периодически уезжал в нелегальные заграничные командировки, в том числе в Великобританию и Норвегию, где работал радистом с 1930 по 1937 годы. 

В конце 1938 года разведчика уволили из органов, но через три года он вернулся к работе. После того, как от Москвы удалось отогнать фашистских захватчиков, Уильям занимался подготовкой радистов для отправки на оккупированные немцами территории в составе разведывательных групп и партизанских отрядов. По воспоминаниям разведчика Конона Молодого, сам Фишер также занимался разведывательной деятельностью в тылу фашистов, выдавая себя за сотрудника немецкой контрразведки. Насколько соответствует действительности это воспоминание, сейчас не представляется возможным установить. 

Именно в период войны Фишер познакомился с майором Рудольфом Ивановичем Абелем, латышом, членом партии Большевиков с 1918 года. За время совместной работы офицеры и их семьи крепко сдружились. 

После окончания Великой Отечественной войны Фишер трудился в органах внешней разведки в Москве и занимал должность заместителя начальника отдела стран запада. В 1946 году отношения СССР и стран запада сменили вектор с сотрудничества на противостояние. Фултонская речь Черчилля опустила железный занавес между капиталистическим и социалистическим мирами, началась Холодная война. В 1947 году руководитель отдела по работе с нелегалами Коротков предложил Уильяму возглавить сеть нелегальной разведки на территории США, на что Фишер согласился, и уже в 1948 году он перебрался в штаты под именем Эндрю Кайотиса. Создав себе личность художника Эмиля Роберта Гольдфуса, Фишер взялся за дело. Для прикрытия он открыл фотостудию и ателье, где работал художником. Поспособствовала тяга к изобразительному искусству и навыки, приобретённые во ВХУТЕМАСе. 

На момент 1948 года многие участники советской агентурной сети в США были арестованы, а советские консульства и официальные представительства в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе и Сан-Франциско были закрыты. По сути на фишера ложилась задача возрождения агентурной сети. Этому также препятствовал новый закон Маккарена-Вуда о внутренней безопасности, по которому власти наделялись полномочием без суда и следствия заключать под стражу и отправлять в специально созданные концентрационные лагеря любого гражданина на основании подозрений в шпионаже, организации саботажа и т.д. В рамках «охоты на ведьм» более десяти миллионов американцев были подвергнуты проверке на лояльность. Малейшее подозрение в симпатиях к СССР и социализму могли привести к репрессиям, вплоть до тюремного заключения.

В такой враждебной среде Фишер развернул широкую сеть, целями которой был сбор сведений, касающихся оперативной обстановки в крупных американских портовых городах, доставки, перевозки военных грузов из районов тихоокеанского побережья к советским берегам. Но первостепенной задачей Марка (под таким псевдонимом проходил Фишер в радиограммах и шифровках) были добыча и передача СССР американских атомных секретов. При содействии руководителей группы «Волонтеры» супругов Морриса и Лоны Коэн Фишер передал в Центр немало технической документации по атомной бомбе. За успешную работу на невидимом фронте в 1949 году Уильяма наградили орденом Красного Знамени. 

В 1950 году были арестованы супруги Юлиус и Этель Розенберг, товарищи по коммунистической ячейке супругов Коэн. В столь опасный период маккартизма Моррис Коэн чрезмерно рьяно афишировал своё участие в интербригаде во время войны в Испании. Арест «Волонтеров» мог поставить под удар работу всей агентурной сети, а потому по инициативе Уильяма Фишера супругов вывезли из США, чем, возможно, спасли их от участи Розенбергов — электрического стула.

В 1952 году, чтобы снять с Марка задачи по радиосвязи, Центр направил ему в помощь радиста Рейно Хейханена под псевдонимом Вик. Их совместная работа не задалась, и Вик запил, чем показал свою моральную неустойчивость, потому в 1956 году было принято решение о его возвращении в Москву. Однако Вик, заподозрив неладное, сдался американским властям и выдал Марка. Арест, которого избежали Коэны, настиг Фишера в 1957 году, когда шёл девятый год его нелегальной работы. 

Несмотря на то, что это противоречит логике работы сотрудников ФБР, которые обязаны подмечать любую мелочь в поведении подозреваемого в шпионаже, Николай Долгополов в книге «Абель-Фишер» из серии ЖЗЛ сообщает следующее: 

При аресте он проявил невиданное, прямо-таки фантастическое самообладание и хладнокровие. Фишер ухитрился уничтожить блокнот с кодами и так и не расшифрованную радиограмму. Попросил у фэбээровцев карандаш, чтобы написать заявление, сделал вид, будто сломал грифель, подменил бумагу и сумел скомкать, а затем спустить в туалет не отправленное в Центр донесение». 

Насколько бы это ни соответствовало действительности, выдержка Фишера не подлежит сомнению. Чтобы дать Москве знать, что он не предатель, Уильям при аресте назвался именем своего старого, на тот момент уже умершего друга Рудольфа Абеля. В ходе следствия он отрицал свою принадлежность к разведке, отказался от дачи показаний и отклонил попытки сотрудников американских спецслужб завербовать его. Электрический стул миновал Фишера, тем не менее, американское правосудие приговорило разведчика к 30 годам лишения свободы. В заключении он провёл почти 5 лет: освоил шелкографию, увлёкся решением математических задач, продолжал рисовать. За время его нахождения в США настоящего его имени американские спецслужбы так и не выяснили, для них советский супершпион так и остался известен под именем Рудольф Абель. За период заключения это имя настолько сильно прицепилось к Фишеру, что в будущем его по ошибке станут часто называть Абелем, что будет вызывать у Уильяма и его семьи раздражение.

10 февраля 1962 года на Глинникском мосту, что в ГДР, Фишера обменяли на американского пилота Фрэнсиса Пауэрса, осуждённого советским судом на десять лет заключения за шпионаж, и на американского студента-экономиста Фредерика Прайора, арестованного в ГДР по подозрению в шпионаже. Дома Уильяма приняли, как героя. Спустя некоторое время, Фишер вернулся к работе в аппарате разведки, где продолжал трудиться до 1970 года. 

В 1968 году разведчик поучаствовал в создании кинокартины «Мёртвый сезон», сюжет которой заимствовал из биографии Фишера некоторые события. Сам Уильям во вступлении к фильму произнёс речь, где рассказал об опытах с химическим и бактериологическим оружием, проводимых империалистическими державами, и о человеконенавистнической идеологии хозяев этого оружия, которая мало чем отличается от идеологии Третьего Рейха:

Когда подобные люди имеют в своих руках такие страшные средства массового истребления, встаёт вопрос раскрыть их замыслы, раскрыть для того, чтобы избежать катастрофы. Ради этой идеи работал мой коллега Рихард Зорге и мои товарищи, о которых рассказывает эта картина. Страна не названа, изменены фамилии и имена, но основа картины подлинная, как подлинна та борьба, которую мы ведём. Мы, люди, которые стремятся предотвратить войну».

Этим вступлением к фильму подытожим наш текст, так как эти слова Уильяма Фишера предельно точно характеризуют ту борьбу, которую сам он всю жизнь вёл против человеконенавистнического империализма в Европе и за океаном, трудясь в органах безопасности и разведки советской социалистической страны и стремясь как можно скорее покончить с монополией США на ядерное оружие. С монополией, при которой крупнейший капиталистический хищник был способен сделать весь остальной мир своей колонией.

0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments