США-2020. Бунт во время «чумы»

Многомесячную ковид-истерию задушили. Топы новостных агрегаторов, первые полосы изданий, кадры ТВ и Ютуба заняли описания народных беспорядков в США. СМИ стали пичкать утомленную карантином публику горячими сводками погромов, а каждая медиа-личность решила непременно поделиться своим компетентным мнением политического аналитика.

Информационный шум дезориентирует простого человека. С одной стороны он слышит — «революция!», с другой — «чёрный бунт и грабежи». Некоторые политики осуждают протестующих, в то время как другие встают на одно колено и выражают им солидарность. Вся эта каша разбавляется поддержкой от мировых селебрити и медиа-корпораций, а также большим числом фейков в соцсетях.

Не каждый разберётся, где правда, и как к этим событиям отнестись. Осудить или поддержать? Перед вами взгляд на проблему от Победителя.

8 минут 46 секунд

Протесты, поддерживаемые большим количеством населения, охватили США спустя несколько дней после зверского убийства полицейским Дереком Шовином чернокожего Джорджа Флойда в Миннеаполисе.

Вечером 25 мая Флойд купил сигареты, использовав двадцатидолларовую купюру. Заподозрив его в использовании фальшивых денег, сотрудники магазина сообщили об этом в полицию. Через семнадцать минут Флойда (он сидел в своей машине рядом с магазином) задерживает первая пара прибывших полицейских и без особого сопротивления надевает на него наручники. После этого они попытались усадить его в свою машину. Флойд заявил, что у него клаустрофобия и отказался в неё садиться. Его попытались усадить силой.

В тот же момент к месту задержания подъехали Шовин с напарником, и несмотря на сопротивление, общими усилиями полицейские затолкали Флойда на заднее сидение. Затем Шовин вытащил его из машины, повалил на землю и применил удушающий полицейский приём, поставив колено на шею задержанного. Ещё двое правоохранителей в это время придавливали тело и ноги Флойда.

Проходящие мимо люди обратили внимание на эту суматоху, начали снимать видео и требовать от стражей порядка перестать душить человека. На нескольких видео слышно, как Флойд по крайней мере 18 раз сказал: «Я не могу дышать!».Через шесть минут задержанный отключился и перестал подавать признаки жизни, но полицейский не убрал колено. Соучастники Шовина никак на это не реагировали, а лишь запрещали очевидцам подходить ближе и попытаться высвободить Флойда.

Через некоторое время приехала вызванная полицией скорая, а через час мужчину объявили мёртвым. 8 минут 46 секунд Шовин простоял коленом на шее Флойда. Последние слова умирающего были:

Я не могу дышать! Пожалуйста, колено на моей шее! Я не могу дышать!.. Мама!»

Официальной причиной смерти является остановка сердца и дыхания в результате удушения. Все четверо полицейских были уволены, вначале только одному из них — Дереку Шовину, предъявили обвинение в убийстве третьей степени. Благодаря протестам по всей Америке, 3 июня Шовину предъявили убийство второй степени, а остальным полицейским — пособничество и подстрекательство к убийству второй степени.

Волна

Последующие события развивались по экспоненте. Сначала в Миннеаполисе, а затем и во многих других крупных городах Америки на улицы вышли люди с мирными лозунгами и протестами против полицейского беспредела и расизма.

На начальных этапах в отношении протестующих, а также случайно подвернувшихся людей, включая прессу, полиция предпринимала агрессивные действия, тем самым повышая градус ненависти к себе. Число городов, в которых люди стали активно протестовать, увеличивалось с каждым днём, а наряду с мирными протестами начали появляться случаи уничтожения полицейских машин и зданий, провокаций, столкновений и мародёрства. Число пострадавших (раненых) с обеих сторон увеличивалось, количество задержанных стало исчисляться тысячами.

Полиция потеряла контроль над ситуацией, и правительство ввело в города Национальную Гвардию, а местные власти установили комендантские часы и режимы ЧС. Но протестующих действия властей не останавливали. Масштабные мирные протесты вперемешку с беспорядками вынудили чиновников и полицию выражать солидарность с протестующими в отношении расизма, увольнять сотрудников, превышающих свои полномочия и идти на прочие уступки демонстрантам.

Происходящее быстро перестало напоминать беспорядки в Фергюсоне 2014 – 2015 годов или восстание в Лос-Анджелесе 1992 года. По масштабам это больше похоже на беспорядки в 1960-х и даже «красное лето» 1919 года.

Вскоре протесты, хотя и не такие серьёзные, распространились на другие страны: Великобританию, Германию, Францию, Бельгию и так далее. Европейцы, подстёгиваемые событиями в США, стали выступать против полицейского насилия уже в своих странах.

Тем временем в отдельных городах США начали стихийно образовываться коммуны, а массы стали портить и демонтировать памятники героям рабовладельческого Юга времен Гражданской войны в США (самый распространенный — генерал Ли), и Христофору Колумбу, которого обвиняют в геноциде коренных американцев.

Полиция и расизм

Убийство Джорджа Флойда — не эксцесс и не единичный случай. Подобные происшествия ежегодно десятками упоминаются в СМИ, но это лишь малая их часть, весь масштаб полицейского беззакония общественности неизвестен.

Превышение полномочий представителями власти в капиталистических странах — вещь обыденная. Полиция прежде всего занимается охраной существующего порядка, при котором богатые богатеют, а бедные — беднеют.

Полиция защищает закон, диктуемый правящим классом. И никакая «демократическая» ширма это не прикроет. Чиновники совместно с крупнейшими бизнесменами постоянно принимают или отменяют законы в угоду своим интересам. Власть полиции — это возможность творить беззаконие, не получая за это наказание, а получает она эту власть за сохранение существующего положения вещей. Полицейский высшего звания занимается прикрытием наркобизнеса или рэкетом, полицейский «на земле» бесчинствует над теми, кто не может ему ответить — с бедняками.

В Соединённых Штатах проблема полицейского насилия тесно переплетена с проблемой расизма из-за того, что цветное население осталось на социальном дне ещё со времен расовой сегрегации. Капиталистическое общество, основанное на превосходстве одного человека — первого сорта, над другими людьми — второго сорта, не может побороть расизм в принципе. Задние сидения в автобусах для нацменьшинств стали местами в экономической лестнице. Естественно, в США огромное количество белых бедняков, но буржуазная пропаганда внушает им, что их проблемы — от чужаков.

Послужившая спусковым крючком смерть Джорджа Флойда помножила проблемы расизма и полицейского насилия на катастрофу в сфере здравоохранения и неминуемого экономического кризиса. Все эти проблемы порождены капиталистической системой и обостряют классовое противоречие.

Происходящие в цитадели капитализма события — это ответ на классовую проблему. Всё большая эксплуатация народа и рост уровня нищеты породили спонтанный бунт в первую очередь наиболее угнетённых слоёв населения. Агрессия протестующих выливается на полицию, банки, люксовые магазины и рестораны — символы общества потребления, которые принадлежат людям разных конфессий и национальностей. Это также подтверждает классовую подоплёку протестов.

Массу недовольных пополнили люди либеральных (в политической жизни США — приверженцев Демократической партии) и левых взглядов. Их обзывают «зажравшимися» хипстерами и леваками-анархистами, но разве их не касается экономический кризис? За то, что они не закрывают глаза на окружающие проблемы, стоит выразить им уважение.

Но кто говорит, что протестуют только люди с определённым цветом кожи? Только с определёнными политическими взглядами? Только люмпены, маргиналы и мародёры?

Четвертая власть

Об этом нам говорит так называемая четвертая власть. Но на то она и власть, чтобы кому-то принадлежать. В Штатах средства массовой информации, как и везде, принадлежат элитам. По политическим взглядам они делятся на две крупные группировки: условные либералы — Демократическая партия, и условные консерваторы — Республиканская партия. И демократы, находящиеся в позиции «нападения», и республиканцы, находящиеся в позиции «защиты», пытаются обернуть народный протест в свою пользу.

Консерваторы во главе с Трампом, находясь в более сложной позиции, пытаются вести более жесткую «игру» во имя правового (в буржуазном смысле) государства, безопасности частной собственности и населения. Именно «защитой» государства и собственности от бузотёров Трамп будет пытаться давить своих оппонентов на грядущих осенних выборах президента.

Республиканские СМИ обвиняют демократов в поддержке протестов, а в подготовке и организации протестов обвиняют антифашистсткие и анархистские организации. Им в унисон надрывается Трамп, публикуя истеричные высказывания в своём Твиттере о том, что «радикальные левые демократы сошли с ума» или о том, что готов объявить антифашистов террористами.

Демократы с помощью СМИ низводят капиталистические проблемы (бедность, безработица, неравенство и расизм) до уровня личности — «во всём виноват Трамп и республиканцы», или на частные следствия капиталистической системы, предлагая реформаторские пути решения глубинных проблем. Кстати, точно так же ведёт себя Навальный, во всех бедах России обвиняя Путина и коррупцию, предлагая всё исправить с помощью реформ построением мифического «правильного капитализма». Протесты — сильный козырь в руках демократов. На словах объявляя себя лучшими друзьями угнетённых и борцами с расизмом, они просто используют активность народа в своих целях. «Толерантная» политика, защита всевозможных меньшинств, годами проповедуемая либералами, ни на шаг не приблизила обычного американского работягу к лучшей жизни, даже во времена Обамы. Это логично — борьба с «симптомами» не изменит глубинных проблем.

Российские федеральные СМИ и политики придерживаются в данном вопросе стратегии «усидеть на двух стульях». По телевизору рассказали, что Америка — полицейское государство, там есть расизм, а люди живут очень плохо. Бывший министр культуры Владимир Мединский в Инстаграме намекнул на то, что протесты — последствие фильма «Джокер», Рамзан Кадыров в своём телеграм-канале требует от властей США остановить полицейский беспредел, пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявляет, что в вопросе с полицией «никаких параллелей не видит», но вспоминать новые поправки в собственном законе о полиции, расширяющие её полномочия, никто не собирается. Ругая Штаты за их проблемы, отечественные СМИ и власти пытаются уйти от параллелей с Россией, от упоминаний идентичных проблем. Они косвенно выставляют бунтующих недочеловеками, делая акценты на погромах, вандализме, мародёрствах и насилии.

Мифы

Хотя призрак коммунизма ещё только просыпается, все любители сложившегося порядка и полицейской дубинки объединяются в информационном поле. Либералы, монархисты и охранители, традиционно не считающиеся с мнением трудового народа, представляющие его тупым стадом, применяют одну и ту же риторику, используют одни и те же мифы.

Миф № 1. Протесты в Соединённых Штатах сегодня — это бунт чёрных против белых, то есть исключительно расовый конфликт.

Ни правые блогеры, ни охранители, ни либеральные СМИ не будут говорить, что белых протестующих американцев не меньше, а то и больше, чем чёрных. Для этого достаточно посмотреть фотографии и видеозаписи протестов. Немаловажно, что в рядах полиции и правящего класса полно чернокожих и других нацменьшинств. Всех не-цветных из массы восставших праваки будут объявлять люмпенами, маргиналами, леваками-антифашистами и анархистами (интересно, откуда в США взялось столько люмпенов и леваков?).

Забавно то, что отечественные либералы поддерживают право на волеизъявление, то есть на протест, поддерживают бунтующих, когда последние этого «достойны». Протесты «британо-китайцев» в Гонконге против китайских коммуняк, сторонников «демократически избранного» (Трампом) Хуана Гуайдо против тирана Мадуро в Венесуэле, сторонников «за честные выборы и всё хорошее» в Москве — всё это правильно. Можно даже поддержать кого-нибудь в соцсетях и даже постоять под дождём на митинге. Но чернокожим и другим «преступникам» (разве могут добрые полицейские в Священных Штатах бить кого-то невиновного? Невиновных там только по головке гладят и пальчиком грозят) такое право не дано, ибо далеко не Юпитер они, а самый настоящий бык. Как говорится — «это другое».

Миф №2. Обратный расизм: протестующие заставляют белых вставать на колени, молить о прощении всей своей расы, упоминая термин «коллективная вина».

Правые, либералы и консерваторы любят распространять различные видео и фото, где полиция и белые унижаются перед обнаглевшими протестующими. Но после изучения этих «фактов» оказывается, что они имеют очень мало общего с реальной обстановкой.

Во-первых, часть видео и фото являются старыми, никакого отношения к действующему протесту не имеют, и даже не все сняты в США.

Во-вторых, многие противники протестующих трактуют преклонение одного (!) колена полицейских и правительства как вставание на колени и унижение. Однако этот жест — существующий уже несколько лет символ солидарности в борьбе с расизмом, а не мольбы об извинении. Во вчерашних/сегодняшних протестах он практикуется не только представителями закона, но и самими протестующими. И ни для кого не будет открытием Америки, что вставший вчера на колено полицейский сегодня может жёстко притеснять протестующих.

В-третьих, в разношёрстной массе взбунтовавшегося населения обязательно найдутся сумасшедшие, что будут готовы целовать ботинки любых афроамериканцев. Но поступки одного человека, или даже небольшой группы людей совершенно неправильно проецировать на всех протестующих. Выдать мнение одного, десяти, сотни человек, не являющихся лидерами протестного движения, за мнение сотен тысяч и возможно миллионов человек могут только абсолютно «честные» люди.

Миф №3. Применение насилия и жестокость в отношении всех, кто не согласен с протестующими.

Охранители и ультра-правые любят распространять в интернете новости, что мирного старичка избили «всего лишь за высказывание против бунтующих». Эта версия «слезинки ребёнка» (так часто обличаемая самими охранителями), как это часто бывает, оказывается лживой полуправдой. Внезапно появляются доказательства, что старичок-то не просто говорил, а угрожал оружием и кричал расистские лозунги. Вот его и «успокоили».

Естественно, происходят и настоящие избиения невиновных, и такое следует не только осуждать, но и пресекать. Однако, в неорганизованных массовых беспорядках подобное сложно контролировать.

У протестующих нет общего мнения по поводу насилия, даже в отношении полиции. В сети встречаются видеоролики, на которых запечатлено, как протестующие защищают группу полицейских от толпы или помогают одинокому полицейскому прорваться к остальным, чтобы того не избили (или забили). Но о таком консерваторы молчат.

Миф №4. «Мученик» бунтующих — уголовник.

Классический софистический приём в споре — логическая ошибка argumentum ad hominem — аргумент к человеку. «Ваш Флойд — бандит, угрожал пистолетом беременной женщине, а вы за него выступаете!». Подменяя понятия и снова упоминая миф о восстании чернокожих, противники народного волеизъявления откровенно показывают свою фашистскую сущность. Отбрасывая правило презумпции невиновности, они закрывают глаза на чудовищный поступок полиции. Человека безосновательно убили. Нет, его зверски задушили как собаку, когда он не представлял угрозы ни окружающим, ни полиции! Напомнить вам, кто ещё не считал определённую этническую группу за людей и убивал их без зазрения совести?!

Правые, что либералы, что охранители, внезапно забывают все факты систематического расизма полиции в отношении нищих афроамериканцев и сводят всё к одному лицу — бедняге Джорджу Флойду. Но он — лишь искра, распалившая ненависть народа, вместо него могла быть чернокожая девушка или подросток без уголовного прошлого. Принципиально ничего бы не изменилось.

Миф №5. Протестуют лентяи, которые не хотят работать, а хотят грабить банкоматы, магазины и громить имущество.

Всех, кто вещает данный миф, «аж трясет» от покушения на частную собственность. Особенно это относится к либералам. Но самый смакуемый миф, как СМИ, так и всевозможными лидерами мнений оказывается очередной полуправдой.

Во-первых, обстановка с погромами, лутингом, мародёрствами и вандализмом преувеличена. Что больше привлечёт внимание читателя в СМИ — фотография мирной толпы с транспарантами или горящие полицейские автомобили и разбитые витрины магазинов? В информационном шуме люди, следящие за новостями поверхностно, видят только заголовки и фотографии. А в голове откладывается лишь «чернокожие громят собственность и грабят магазины».

Во-вторых, ни либеральные СМИ, ни консервативные блогеры не любят упоминать причин уничтожения частной собственности и лутингов (к слову, это понятие пришло к нам с запада и означает оно не «мародёрство», а «воровство во время беспорядков»). А причина одна — классовое неравенство. Оно, в свою очередь, порождает все проблемы, являющиеся предпосылками данного бунта. Люди воруют не от хорошей жизни, а потому что им нечего есть.

Протесты в Штатах — это неорганизованный бунт, вызвавший, ввиду невозможности государства контролировать данную ситуацию, анархию на улицах. В такой момент неотвратимо появление банд мародёров, преследующих только личную выгоду. Они не гнушаются громить и грабить магазины мелких бизнесменов, автомобили простых людей, но такие случаи не являются массовыми, а часть протестующих борется с такими мерзавцами, организуя против них отряды обороны.

Основной гнев протестующих направлен на главные символы капиталистического общества — торговые центры, люксовые бутики, полицейские машины, банки, а не на собственность обыкновенного американца. Лутинг и сопутствующий ему вандализм для некоторых протестующих являются способом борьбы с государством, корпорациями и богачами. Такой способ борьбы категорически неверен, но он отражает тот факт, что протестующие на подсознательном уровне понимают классовую подоплёку конфликта.

Нельзя всех мазать одной краской, потому что среди восставших нет однозначного отношения к воровству (происходящему во время протестов). Кто-то против грабежей. Но многие протестующие и им сочувствующие не осуждают лутинг, и даже видят в этом временную попытку восстановить справедливость. Как писал один широко известный в узких кругах публицист Реми Майснер:

Малопривлекателен босяк, громящий магазин деликатесов. Но босяк, смиренно загибающийся от голода под витриной с деликатесами — вовсе отвратительное и бесчеловечное зрелище».

В противовес алчности мародёров многие лутеры организуют пункты помощи, в которых делятся с нуждающимися едой, медикаментами (которые в США могут быть в разы дороже, чем в соседних странах) и другими предметами первой необходимости.

В-третьих, само общество потребления, взращённое капитализмом, является одной из причин грабежей. Когда годами человек слышит «живи сегодняшним днём», «бери от жизни всё», «люби только себя», когда человек одновременно видит свой пустой кошелёк и навязчивую рекламу дорогих кроссовок и автомобилей, у него в сердце зарождается злоба и зависть. И выплёскивает их он во время уличных беспорядков.

Даже владельцы модных брендов это понимают. Хозяин бренда одежды The Hundreds Бобби Хандредс заявил в инстаграме:

Мы кормим детей этим дерьмом каждый день. Убеждаем их, что им нужны вещи, которые им не требуются, что они — ничто без бренда на спине. Мы учим их ценить толстовки выше их отношений, их финансового образования, их карьеры. Итак, куда они побегут первыми ночью? Точно не в книжные магазины».

Хотя он это утверждает лично, и не все бренды согласятся с этим, он раскрывает ещё одну проблему общества потребления, которую нельзя исправить ни реформами, ни полицейской дубинкой.

В-четвертых, проливая крокодиловы слёзы по премиум-бутикам, консерваторы и (особенно) либералы забывают ещё и о том, что корпорации всегда страхуют своё имущество. Противники протестов также забывают о том, что в хаосе капиталистического производства, многие предприятия вынуждены уничтожать свою продукцию, чтобы не нести убытки. А случившиеся грабежи — отличный повод не только получить страховку, но и избавиться от нереализованного товара. С крупного капитала не убудет, а чего жалеть какого-нибудь Безоса с его Amazon или Арно с Louis Vuitton? Они-то уж точно по миру не пойдут и от голода не помрут (в отличие от более, чем 40 миллионов безработных).

Хозяева люксовых брендов прекрасно это понимают, поэтому лицемерно пытаются оказать видимость поддержки протестующим. После публикации поста в социальных сетях в поддержку восставших последует заказ азиатской фабрике на пошив кроссовок для продажи по баснословной цене.

Каждый ли, кто осуждает грабежи дорогих бутиков и крупных сетевых магазинов, осуждает грабёж трудового народа миллиардерами, биржевыми торгашами, владельцами ресурсодобывающих предприятий, сельскохозяйственных земель и фабрик?

Годами в США и во всём мире происходят мирные забастовки учителей, медиков, шахтеров, докеров и так далее, но в буржуазных средствах массовой информации о них будет сказано мало, пока не вспыхнет пламя, пока не начнутся грабежи и насилие, вандализм и уничтожение частной собственности. А когда на улице начнётся бунт, СМИ и «лидеры мнений» промолчат про безработицу и голод, расизм и преступность. Они будут врать вам про безликую серую массу маргиналов и преступников, упоминая лишь грабежи и пожары. Ни глубинных причин, вызвавших проблемы расизма и полицейского беспредела, ни разбора, кто именно участвует в протестах. У СМИ на улицах не результаты капитализма (неравенство, медицинский коллапс, безработица и экономический кризис), а сплошные уголовники, чёрные расисты, мародёры, наркоманы и анархисты.

Буржуазная пропаганда, заменяя классовый характер протестов любыми другими причинами, обращает внимание лишь на детали. Тем самым она мешает угнетённым (и им симпатизирующим) осознать свою проблему и объединиться. Демагоги капиталистов не показывают полной картины действительности, а пугают обывателя, используя его невежество и предрассудки капиталистического общества.

Революция ли это?

Взбудораженные успехами протестующие, а также некоторые левые начинают скандировать «Революция, не меньше!». С ними будут соглашаться правые, ведь на их шовинистическом языке слово «революция» имеет негативное значение, и они пользуются этим для своих манипуляций.

Но это — не революция. Некоторые леваки, понимая это, злорадно ухмыляются и заявляют: «спустили пар в свисток», «бессмысленно», «ничего не добьются». Хоть они и правы насчёт бунта в Штатах, они ошибаются, оценивая данное явление отрицательно. Более того, подобными фразами они пытаются освободиться от обязательств действовать у себя, а фразами «потом станет только хуже» откровенно подыгрывают буржуазии, запугивая угнетенных.

Да, протестующие в США не организованы, у них нет представителей, нет чётких политических целей. При таких условиях невозможен даже переворот, не говоря о революции. В разных городах и штатах восставшие в основном требуют различных реформ полиции (вплоть до прекращения финансирования и расформирования) и введения антирасистских законов. Но эти требования не исправят ситуацию в корне.

Если вспомнить три признака революционной ситуации (сформулированные, если кто не знает, профессиональным революционером Лениным), то мы не увидим первого — «верхи не могут управлять по-старому». На руках лишь второй и третий — «низы не хотят жить по-старому» и значительное повышение активности масс.

«Верхи» всё ещё управляют «по-старому». Правящий класс всё контролирует именно из-за того, что держит население в невежестве. Демократы и республиканцы делят власть, грабят казну и помогают своим спонсорам заработать дополнительные 434 миллиарда долларов во время пандемии, пока пролетарии теряют работу, голодают и болеют. Наживаясь годами на чужом труде и жизнях, бизнесмены (например, глава банка JPMorgan Chase Джейми Даймон), политики и полицейские встают на одно колено. Но разве после этого пропали безработица, расизм и нищета?

Истеблишмент играет по своим, буржуазным правилам. Пока они понимают, что перед ними неорганизованная толпа, которую можно провоцировать и водить за нос, с их стороны будут поддержка и уступки. Но как только появится организация, как только люди выйдут на улицы с чёткими целями — тогда в сторону восставших полетят уже не резиновые пули.

Несмотря на то, что молодых людей с левыми взглядами в Америке становится больше, коммунистическое движение там слишком маргинализировано и находится в разрозненном состоянии. В данный момент организовать мощную трудовую борьбу оно не в состоянии.

Но почему эти иррациональные погромы и бунты всё же следует считать положительным явлением? Потому что они — ключ к осмыслению угнетённой частью населения и её союзниками своих сил и положения. Стихийные протесты заставят трудящихся задуматься, какие у них цели и как можно их добиться. Возможно, придётся не раз оступиться и ходить кругами, пока они догадаются, каким способом решить проблему неравенства. Вспомним классическую Первую русскую революцию, когда народные бунты и восстания (организованные куда лучше, чем сегодняшние в Америке) не решили проблем рабочих и крестьян и даже породили ответную реакцию. Но те события 1905 – 1907 годов стали предвестником революций 1917 года.

Мы не вправе осуждать людей за то, что у них «лопнуло терпение». Мы не вправе осуждать людей за то, что они «не знают теории» и пытаются бороться так, как (не)умеют. Но мы можем и должны поддержать собратьев по классу советом и (известным нам) опытом большевиков и их коммунистических последователей. Мы должны донести до трудящихся, что полицейскую и расовую проблему, нищету и безработицу, наркобизнес и организованную преступность не уничтожить, если бороться лишь с последствиями капиталистической системы. Только организованной борьбой и объединённой силой пролетариат может добиться лучшей жизни для себя и всего общества.

На эту тему вспоминаются хорошие слова Анджелы Дэвис:

Если мы собираемся преодолеть угнетение и нищету, если мы собираемся перестать быть жертвами предвзятого отношения полицейских-расистов, мы должны уничтожить американскую капиталистическую систему».

0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments