Монархизация ширнармасс


 

Обеление белогвардейских преступников и душегубов, десоветизация страны и сумасшедшие попытки выставить расстрел семьи гражданина Романова «ритуальным убийством». Что это? Сезонное обострение шизофреников или звенья одной антинародной цепи? И если да, то куда она нас всех тянет? Разберемся вместе с «Победителем».

Откуда дровишки…

 

7 апреля 2014 года,
после того, как перед митингующими была зачитана
декларация Народного совета Донецкой области
о создании Донецкой Народной Республики,
на центральной площади Донецка прозвучали
Гимн СССР и «Интернационал».

 

Население украинского Донбасса, восставшее весной 2014 года после событий на Майдане, имело два главных побудительных мотива, которые и заставили его оставить свою спокойную жизнь и пойти по страшной дороге войны. Первый представлял собой несогласие с узурпацией власти на Украине русофобской верхушкой, с ходу давшей понять, что русские на Украине отныне будут людьми второго сорта. Второй, не менее важный — отказ от продолжения существования в рамках олигархического грабительского капитализма. Потому-то в день провозглашения ДНР над Донецком гремел Интернационал и гимн СССР. Потому-то, ища подходящий образ воинского стяга, одни ополченцы находили его в «Спасе нерукотворном», а другие в Знамени Победы. Потому множество добровольческих групп, сражавшихся против ВСУ и карательных батальонов украинских националистов, разделились на «правых» и «левых».

Однако, как бы там ни было, сам всплеск народной воли был настолько силен, что российская верхушка оказалась в неприятном изумлении. Еще бы — ведь электорат, так дружно окучиваемый по обе стороны границы армией нанятых политологов и журналистов все последние 23 года, не только не утратил воли к большим и сложным поступкам, но до сих пор, пусть смутно, но мечтает о мироустройстве, в основе которого заложено равенство людей между собой. Оттого-то все эти лозунги, про Новороссию — как новую Россию и для русских и для украинцев, про национализацию и деолигархизацию, про создание единого госбанка и т.д.

Подобного развития событий буржуазная власть не могла допустить, и, когда стали происходить первые попытки захвата олигархической собственности, был запущен каток, вминающий не в меру пылкие головы восставших донбассцев обратно на уровень асфальта.

По сути, Кремль не предпринял ничего, чтобы не дать задавить ополченцев, выкручивая последним руки.

Когда же те почти капитулировали, подул «северный ветер», с легкостью сдувший уже ВСУ. В завершении реального «хитрого плана» еще существовавшая Новороссия была списана в утиль, расчленена на ЛНР и ДНР (чье существование было довольно условным при планах реализации проекта Новороссии) и подсажена на искусственное дыхание из официальных гуманитарных и неофициальных негуманитарных поставок. Все романтично настроенные политики, смеющие заикаться про что-то, хоть смутно напоминающее даже не социалистическое, а просто социальное государство, были выпровожены из руководства республик, а кто-то даже посажен «на подвал» или убит. Убиты были и самые распиаренные командиры ополченцев. В числе первых от рук неуловимой «украинской ДРГ» погиб Алексей Мозговой, прямо высказывавшийся за Новороссию как народное государство.

Дальнейшую печальную историю ЛДНР мы все знаем, однако Кремлю этого уже было мало. Замирение Новороссии не решало новой, внезапно обнаружившейся проблемы — русский народ, как и другие народы бывшего Советского Союза, до сих пор с теплом помнил о жизни в СССР, и, пускай порой смутно, держал его как некий весьма расплывчатый, но идеал справедливого государства. А значит — потенциально был опасен в таком состоянии для системы периферийного капитализма, установленного в России. И если идею о «справедливой Новороссии» в силу ее довольно четкой географической локализации и ограниченного числа носителей задавили чисто физическими и материальными методами, то проделать такой фокус с остальной 146-миллионной Россией было невозможно.

Десоветизация + монархизация

Потому-то было принято решение об ускоренной перепрошивке мозгов широких народных масс. Ибо если нельзя физически заткнуть рты всем людям, вдохновленным борьбой жителей Донбасса, желающим жить в справедливой стране (нужно понимать, что «справедливая» в подавляющем большинстве это так или иначе «левая», «советская» Россия), то необходимо сделать так, чтобы сам этот образ «идеальной России» был заменен другим, в котором все минусы, так возмущающие человеческое достоинство граждан, превратились бы в плюсы, а все плюсы, которые так жаждали вернуть жители России, наоборот стали бы восприниматься как минусы.

Как только власть сумела сформулировать эту задачу, она стала с невероятной энергией перепрограммировать сознание населения в целях ее скорейшего и полнейшего достижения. Системой-антиподом социалистического государства (буквально «общественному, народному государству»), которая должна была занять место в массовом сознании россиян в качестве «идеальной России», была выбрана монархия.

Операция была разделена на 2 этапа. В первом стала происходить ускоренная десоветизация, расчищавшая место для нового идеологического конструкта и проводимая еще со времен перестройки, но приобретшая скрытые формы в путинскую эпоху из конъюнктурных соображений.

Зашли с козырей. В Петербурге, вопреки возмущенному общественному мнению, поставили памятную доску финскому генералу и союзнику Гитлера Карлу Маннергейму, одному из главных виновников чудовищной блокады Ленинграда. Почти сразу же там же повесили доску адмиралу Колчаку, карателю, уничтожившему десятки тысяч человек в Сибири, вывезшему русский золотой запас из страны, являвшемуся британским подданным (по собственному признанию) и обещавшему расписать российские ресурсы в концессию международным трестам и синдикатам.

Безусловно, столь наглые пляски по исторической памяти народа не прошли бесследно, и обе доски, в результате неоднократных попыток их повредить, были сняты и вывезены на хранение до «лучших времен». Однако дискурс был посеян, и когда в городах помельче стали тихой сапой делать то, что еще год назад так страстно порицали ведущие провластные пропагандисты нашей страны у украинцев, это уже не вызывало такого бешеного ажиотажа. С 2014 года во многих городах были снесены/ «перенесены»/«отданы на реставрирование» немало памятников Ленину и другим советским политическим деятелям. Регулярно происходят попытки десоветизации названий улиц (Советские улицы в Петербурге могут переименовать, «но это не десоветизация», Что мешает развитию мегаполисов России: топонимика или «экипажи кораблей»?) , мостов, станций метро, городов и даже целых регионов. А население, которому словно лягушке медленно варят мозг, лишь глухо бурчит, лишь иногда всплескиваясь отдельными митингами и пикетами, не способными остановить «десоветизацию сверху».

В ноябре же 2017 года, в канун 100-летия Великой Октябрьской Социалистической Революции, власть приступила ко второй фазе операции — монархизации широких народных масс. По всем основным каналам отбомбились по революции, уже не просто пытаясь сгустить краски, но превращая образ этого великого события в откровенную противоположность того, что происходило на самом деле. Ложь текла рекой, её авторы даже не стесняясь таких масштабов. Достали и откровенную клевету про «немецкие деньги», переданные Парвусом Ленину, и Троцкого, как якобы главного демиурга большевистского успеха, и «пьяную матросню», которая на этот раз даже умудрилась предстать антисемитскими вурдалаками (хотя антисемитские погромы всегда были характерны именно для «правых» — от русских черносотенцев и до украинских петлюровцев).

Параллельно с этим шла уже совсем неприкрытая тоска по благословенным царским временам: семья гражданина Романова незаметно перекочевала из новомучеников в де-факто чуть ли не главные русские святые; Путин, едва успев возложить цветочки к стене «невиннорепрессированных» вредителей, бандитов и насильников (об их «невинности» смотри например тут), поехал в Крым отдавать дань уважения к памятнику царю Александру III, папаше царя-тряпки, известному тем, что в его правление был принят циркуляр «о кухаркиных детях» отрезающий «быдлу» возможность учить своих детей в гимназиях под предлогом их зараженностью революционной заразой (и с чего бы им быть зараженными?); в край «одухотворившееся» руководство корпорации «РПЦ» на сухом глазу подняло вопрос о давно опровергнутой шизоидной чуши (правда, с удовольствием использовавшейся Третьим Рейхом) о ритуальном убийстве семьи гр. Романова.

Само собой, поняв общий тренд, зашевелились буржуйчики поменьше. Так, например, бывший президент РЖД Владимир Якунин, чей старший сын, несмотря на показной патриотизм отца (как-никак глава фонда Андрея Первозванного) является подданным Великобритании и живет в Лондоне, высказался о формировании правящего класса по канонам царской России.

Однако нельзя с уверенностью сказать, что буржуазная власть в действительности жаждет монархии. Нет, безусловно, некоторые нувориши и вправду мнят себя новыми баронами и князьями, но большинство капиталистов нынче прекрасно эксплуатирует население и без этих громоздких титулов. Монархия в пределе нужна больше именно для того, чтобы выбить ею, словно бильярдным битком, «абстрактный, смутный социализм» из сознания населения, заставить принять как данность, что неравенство — это не только нормально, но даже благостно и хорошо, что неравенство нам необходимо. А значит, необходим и режим, при котором оно будет существовать «на благо» всем нам. И режим этот надо охранять, ради него терпеть, «затягивать пояса» и даже жертвовать, в том числе жизнью.

К чему движемся и что делать?

В конце концов, в случае продолжения проекта «монархизации» нас может ожидать следующее «бело-коричневое» будущее:

Страна продолжит существовать при режиме олигархического капитализма, который насадит низам культ квазимонархии с возможным «пожизненным лидером» или каким-нибудь «наследным президентством», задачей которого будет являться консервация политической системы эксплуатации широких народных масс кучкой правящего класса крупных капиталистов. При этом населению неустанно будут промывать мозги идеями о «единой» и «общей» для всех России, о солидаризме, сплоченности эксплуататоров и эксплуатируемых, о единой цели в будущем угнетателей и угнетаемых, о нации-корпорации, нации-династии (где каждый «брат» на своем месте — кто в шахте, кто в яхте), нации-церкви, в конце концов.

Понятно, что для простого человека качество жизни при подобном исходе пробьет дно и будет стремительно исчезать, приближаясь к нулю по Кельвину. Понятно также и то, что всё советское идеологическое поле будет вычищено на государственном уровне (от упоминания об этой эпохе по ТВ и до названий улиц, городов и даже достижений науки и техники) и останется лишь в сообществах единомышленников, отлученных от доступа к СМИ.

Задача россиян понять, что за агрессивной монархизацией, за всеми этими «рассекреченными архивами», «невероятными открытиями» и «новыми взглядами на историю» стоит одна единственная цель — воспитать из человека раба, охраняющего свои цепи, и нуждающегося в царе и попе, как тягловая скотина нуждается в хозяине. Вот только человек не скотина. И если вы не хотите иметь право только на мычание, если вы не хотите такой участи для своих родных и близких, то пора вступать в политическую борьбу. Каждому из нас.

Согласен? Тогда будь на связи: pbd.su

Самообразовывайся: Кружок

Группируйся с единомышленниками и мы выйдем победителями!

2
Комментарии:

Please Login to comment
2 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
1 Comment authors
classic Recent comment authors
новым старым популярным
classic
Товарищ
classic

Вспомнилось:comment image

classic
Товарищ
classic

upd. ссылка:
comment image