Митинг «Сути времени»: От оборзина до холуина


 

Погожий осенний денек. Люди в красных курточках с флагами «Сути времени» выстроились ровными рядами перед сценой на Суворовской площади в самом сердце столицы. Сам Суворов, вернее его памятник, развернутый к театру Российской армии передом, к народу задом, казалось, символизировал российскую власть.

Главный лозунг прошедшего 5 ноября мероприятия: «Отстоим социальные завоевания Октября — нет пенсионной реформе!». Но в ходе митинга стало понятно, что не все завоевания Октября сутевцы готовы отстаивать. Несмотря на очень трогательно исполненный гимн Коминтрена, открывший митинг, сверх этого о диктатуре пролетариата никто не упоминал. Вот пенсионный возраст — это пожалуйста. Актуальнее и безопаснее и для собравшихся, и для власть имущих. Собственно весь митинг, так или иначе был адресован скорее власть имущим: организовываться, конечно, нужно, но лишь настолько, насколько это необходимо, чтобы «заставить власть одуматься».

К 14:30 площадь плотно заполнилась сочувствующими, привлеченными, надо полагать, выдержанным в обычной, очень эмоциональной манере выступлением С.Е. Кургиняна. По данным ИА «Красная весна» на митинге присутствовало без малого 2500 человек.

Еще перед началом мероприятия собравшиеся могли видеть подборку из многочисленных интервью граждан из разных уголков России, опрошенных участниками движения, дающую яркую картину отношения россиян к пенсионной реформе. Тут и там попадались нелестные, а то и откровенно озлобленные и яростные комментарии россиян в отношении президента Путина и его политики. Сам Кургинян в ходе своего выступления снова напомнил, что еще зимой 2012-го в ходе «болотных» волнений начал свою речь на Поклонной горе с констатации того, что он — противник политики Путина. Очевидно, так он позиционирует себя и теперь, скорее даже в большей степени: пенсионная реформа отняла у него стабильность, сетует художественный руководитель театра «На досках». Вместе с тем, оставаясь противником политики Путина, Кургинян видит одну из главных задач «Сути времени» в том, чтобы добиться ответа от самого президента, заставить его переменить свое мнение. Коротко эту позицию можно описать так: антипутинизм, но в рамках путинизма и в защиту путинизма. Есть в этой позиции какая-то своеобразная диалектика.

Но, во всяком случае, она последовательна. Собрав более миллиона живых подписей, но так и не дождавшись ответа от президента (хотя прозвучали какие-то невнятные слова про письмо, затерявшееся где-то в недрах «Почты России»), «Суть времени» даже и не думает опускать руки. Еще 25 октября в своем выступлении в здании театра «На досках» Кургинян подробно развернул программу дальнейших действий. Сначала «Суть времени» будет ждать депутатского обращения в Конституционный суд. В том случае, если надежды на официальную оппозицию не оправдаются, движение возьмет на себя обязательство подготовить обращение в КС граждан России. К тому времени ожидаются новые региональные и парламентские выборы — никто из голосовавших за пенсионную реформу, никто из членов «Единой России» не должен на них пройти. Вспомним об этом обещании Сергея Ервандовича по итогам грядущих выборов. Наконец, снова зашла речь о референдуме, как бы ни было это смешно после летне-осенней эпопеи, в ходе которой председатель ЦИК, Элла Памфилова, показала большую заинтересованность в проведении референдума, чем партии, подававшие заявки на его организацию.

Так представляет себе борьбу за демократию лидер движения «Суть времени», а социальную демократию Кургинян считает величайшей ценностью. Забавно, что при всей своей ненависти к архитектору Перестройки, А.Н. Яковлеву, Кургинян недалеко отстает от него в этом пункте: тот тоже сводил прогрессивную роль Перестройки к тому, что «новый политический курс означал исторический поворот от революции к эволюции, то есть переход к социал-реформизму; страна практически встала на путь социал-демократического развития». Неизмеримо множество оттенков российской социал-демократии, охватывающее все спектры от красного до коричневого.

Борьба же за социальную демократию должна вестись в рамках буржуазной законности, конституционными методами. Любые шаги на улицу будут караться по всей строгости устава Движения и буржуазного закона. Но Кургинян изменил бы своему мнимому «восхищению Лениным», если бы позволил уличить себя в отказе от уличной борьбы, связав себе руки в выборе будущей тактики. «Суть времени» выйдет на улицу, но только тогда, когда выйдет и «оранжевая чума», поддерживаемая «майдаунами». Тогда, наверное, санитары общества в красных куртках будут вправе проводить профилактику всеми подручными средствами: и огнестрелом, и танками.

Буржуазной «медицине», как показала история, доступен широкий спектр успокоительных средств против разбушевавшегося общества: стравливание трудового народа промеж себя, штурмовые батальоны и казаки, слезоточивый газ и полицейские дубинки, армия и внутренние войска, и — как укол адреналина в сердце — открытие границ зарубежным интервентам. Все это мало согласуется с просоветской риторикой сутевцев, но достижение соответствия здесь — вопрос времени, и самым трогательным исполнением «Интернационала» тут не поможешь. Как не вылечишь им и вирусы, «поразившие современную буржуазную власть»: загадочные оборзин и холуин. Власть окончательно оборзела, одновременно окончательно впав в холуйство, таков диагноз, который уже давно ставят России социал-демократы всех упомянутых нами тонов. Дело не в капитализме как таковом, дело в неправильном, преступном, но в то же время и неизбежном, ненавидимом и любимом российском капитализме. Впрочем, Кургиняну, пожалуй, можно отдать честь первооткрывателя: о неправильном, криминальном капитализме он писал в своей книге «Постперестройка» еще до распада СССР:

Сегодня вопрос не в том, хорош ли коммунизм и плох ли капитализм, а в том, к каким результатам может привести либерализация там, где нет „гражданского общества“. Разрушение традиционного общества отнюдь не означает построения общества гражданского. „На обломках красного самовластья“ сегодня можно выстроить только концлагеря криминального капитализма, базирующегося на господстве „черной экономики“, „твердого“ антикоммунизма и жесткого этнократизма.

Последствием такого переустройства нашего общества явилось бы действительное превращение одной шестой части земного шара в „империю зла“, „континент преступности“, „язву на теле всего человечества“».

В той идиллии, которую рисуют нам под звуки революционных гимнов, народу остается покорно стоять перед избирательными урнами. Элита будет служить народу. Народ будет равен элите. Рабочий — владельцу контрольного пакета акций «Газпрома», врач — министру здравоохранения, дворник — председателю правления ВТБ. Ведь в регрессивную эпоху нет классов, как не раз пояснял нам маэстро Кургинян. Куда еще он может привести своих адептов, как не к избирательным урнам, где наемные работники (когнитарии) переизберут на новые сроки своих братьев-капиталистов и их ставленников?

Однако этим, по сути, и исчерпывается арсенал методов той титанической борьбы за будущее России, которую отчаянно ведет «Суть времени». В этом арсенале, само собой, нет ни забастовок, ни поддержки рабочих на местах, ни профсоюзной работы — словом, ничего, что выдавало бы пролетарский, левый характер организации. Работа на выборах и пропаганда риторики о величии Октября. Но лишь в той части его величия, которая может быть расценена как триумф величия русскости:

Люди разучились быть русскими в самом высшем смысле этого слова. Искупление греха поражения в холодной войне, греха разрушения СССР и предательства коммунизма — победить в себе это поражение, собрать вокруг себя людей и вернуть себе и им эту русскость… Слава великому Октябрю! Да здравствует великое будущее! Да здравствует великая Россия!», — заявил С.Е.Кургинян

Широк Октябрь, надо бы его сузить, перефразируя известные слова одного из персонажей Достоевского. Тревожно видеть, что одна из наиболее влиятельных «прокоммунистических», как будто, сил столь явно дрейфует в сторону солидаризма.

Please Login to comment