«Бесплатное» жильё в СССР


Во все времена жильё выступает одной из наиболее необходимых потребностей в жизни человека. Сегодня, когда одни вынуждены ютиться в тесноте или снимать временный угол за немалые деньги, другие могут позволить себе приобретать по несколько апартаментов, а порой — дворцов.

Одной из основных целей Страны Советов было обеспечение человека труда достойными жилищными условиями. Сейчас же среди немалой части людей распространено мнение — мол, в Советском Союзе жильё давали бесплатно, то есть, выражаясь обычным разговорным языком, на халяву.

В данной статье мы опровергнем данное заблуждение и поговорим о таком пути решения жилищного вопроса, как наём общенародного жилья при социализме.

***

Для более полного понимания юридической стороны вопроса кратко обозначим три классические составляющие права собственности, как права присвоения материальных благ: владение, пользование и распоряжение. Первое даёт собственнику возможность фактически обладать вещью (в римском праве — держать). Второе позволяет использовать её полезные свойства. А третье наделяет субъект правом решать дальнейшую судьбу объекта: уничтожить (употребить), продать, подарить и так далее. Наличие всех составляющих делает лицо полноправным собственником, будь то один человек, коллектив, организация или государство.

В полной мере сказанное относится к правовому оформлению частной собственности, которая в свою очередь является фундаментом капиталистической системы. Ведь она открывает перед собственником почти абсолютные возможности и допускает сосредоточение неограниченного количества материальных благ в руках узкого круга лиц — буржуазии.

Старое умирающее рано или поздно уступает дорогу новому нарождающемуся. Роль старого на данном историческом этапе отведена частной собственности. При начавшемся переходе от капитализма к социализму право собственности стало отражать новую ступень производственных отношений. В процессе обобществления право владеть общенародным имуществом (равно как и имуществом, произведённым посредством использования национализированных средств производства) закрепляется за всеми гражданами. Но так как в переходный период и первой фазе коммунизма осуществление этого права непосредственно народом имеет свои сложности, то основные средства производства и большая часть общенародного имущества передаются в ведение государства. Оно же, в свою очередь, занимается распределением таковой собственности посредством предоставления отдельным гражданам, коллективам и организациям права пользования тем или иным имуществом. И наконец, для уничтожения таких ярких признаков частной собственности как эксплуатация, извлечение нетрудового дохода и спекуляция, устанавливаются ограничения права распоряжения вещью по усмотрению пользователя. На основании перечисленного в противовес изжившей себя частной собственности и возникла новая, более прогрессивная форма собственности — социалистическая.

Её основными разновидностями в Советском Союзе в разное время выступали: государственная, кооперативно-колхозная, общественная, собственность предприятий, учреждений и другие. Наряду с ними существовал и такой отдельный вид, как личная собственность граждан.

***

В последние десятилетия существования Российской империи жилищный вопрос в городах стоял не менее остро, чем остальные социально-политические проблемы. Возрастающие темпы экономики требовали всё новых и новых рабочих рук, которые городу давала деревня. Вырванные из традиционного сельского уклада, новые пролетарии оказывались в ситуации небогатого выбора — либо набиваться в клетушки бараков, выстроенных для своих работяг капиталистами, либо снимать жильё в доходных домах по произвольно устанавливаемым владельцем ценам и практически без каких-либо прав на это жильё (для выселения нанимателя было установлено большое количество оснований). Не надо забывать, что и проживание в бараках стоило денег. Позволить себе собственный дом или квартиру могла лишь небольшая часть пролетариата — профессиональные рабочие, мастера, высококлассные специалисты.

При царе на одного городского жителя, с учетом площади особняков буржуазии, приходилось примерно 6,3 м² площади жилищ. Но по факту ситуация была похожа на известный анекдот про среднюю температуру по больнице. Из-за дороговизны жилья 43% семейных рабочих снимали угол или имели одну койку, около 70% одиноких рабочих снимали половину койки, койку или угол[1].

После Великой Октябрьской социалистической революции наши предки, бросившие вызов старым порядкам, попытались решить это общественное противоречие.

Одним из первых шагов Рабоче-крестьянского правительства был секвестр[2] всех пригодных для жилья пустующих помещений[3]. Это позволило начать заселение бездомных в имеющиеся у владельцев излишки[4], а также уплотнять непосредственно используемые ими жилища. Данная мера вызвала массу негодования со стороны собственников, как правило, имевших по несколько жилых помещений или очень широкие апартаменты. При этом мелкобуржуазное сознание в условиях чрезмерного удовлетворения жилищной потребности не всегда позволяло увидеть положение тех, кто по тем или иным причинам не имел крыши над головой.

Заселённые в выявленные излишки граждане пользовались жильём на основании имущественного найма за установленную плату.

Последствия ещё не окончившейся империалистической войны вынуждали молодое Рабоче-крестьянское правительство оказывать дополнительную помощь незащищённым слоям населения. Так, на время войны и на 3 месяца после её окончания отменялась квартирная плата для членов семей военнослужащих, имевших доход менее установленного минимума[5].

В августе 1918 года в стране была упразднена частная собственность в том числе на жильё в городах с населением более 10 тысяч человек[6]. Бывшие собственники уравнивались в правах с новыми нанимателями жилых помещений[7]. Данная процедура именовалась муниципализацией и проводилась в ограниченном масштабе (жилые строения переходили в ведение Советов и жилищных управлений). Однако необходимость содержать жилой фонд в нормальном состоянии при ограниченности на это средств в местных бюджетах вынудили проводить возвращение части муниципализированных помещений прежним собственникам. Для поддержания обязанности по содержанию жилищ была установлена ответственность за антисанитарию, порчу и разрушение — 1 месяц лишения свободы или 3 месяца принудительных работ[8].

Жилищный «голод» создал правовое понятие жилой площади. Местным Советам было предписано устанавливать рациональный объём для её правильного распределения. Городская перепись 1923 года установила, что 15% городских зданий было разрушено, в основном в результате Первой мировой, Гражданской войны и иностранной интервенции. Поначалу недостаток жилья чувствовался не так остро из-за серьёзного оттока населения из городов. Но с подъёмом промышленности численность городского населения достигла довоенного уровня, а местами и превзошла его. В этих условиях реальная жилплощадь составляла примерно 5 м² на человека[9]. При этом необходимо отличать общую площадь жилых помещений от непосредственно жилой, в которую не входили коридоры, кухни, ванные комнаты и тому подобное. Ведь без этого, на первый взгляд, может показаться, что в царской России при ведении статистического учёта по общей площади жилья — дела обстояли не так уж и плохо. Вот только в стране, где на первом мести стояли интересы трудящихся, разительная диспропорция — одним дворцы, другим бараки — была со временем уничтожена.

Важными задачами жилищного законодательства молодого Союза Советских Социалистических республик являлись:

  1. Распределение квартир в пользу трудящихся;
  2. Ограничение площади квартир нетрудящихся;
  3. Невыселяемость трудящихся;
  4. Регулирование квартирной платы;
  5. Управление муниципализированными домами[10].

Следует обратить внимание на одну из основных социальных гарантий трудящихся в жилищной сфере — невозможность выселения без предоставления другого жилья, если оно происходило не по вине съёмщика. Исключения, конечно же, были. Мы коснёмся их ниже.

В период НЭПа укреплялось правовое регулирование вопросов жилищного найма. Было произведено разграничение прав и обязанностей сторон. Например, наймодатель был обязан осуществлять капитальный ремонт, а наниматель — текущий. Определены основания выселения (невнесение платы, использование жилья не по назначению, его систематическое разрушение, невозможность совместного проживания с соседями и другое). Устанавливались сроки проживания и внесения платы[11].

Важной мерой являлось установление потолка наёмной платы для рабочих и служащих — не более 10% от заработной платы[12]. Одними из факторов, влияющих на стоимость найма, являлись качество жилой площади и наличие удобств. В дальнейшем основными принципами определения местными Советами ставок квартирной платы стали: самоокупаемость эксплуатации жилищного фонда, его восстановления и учёт социального и материального положений трудящихся[13].

Однако в реальности расходы на оплату найма жилья в общенародном жилфонде были ниже 10%. Примерно с 1928 года в среднем квартирная плата, включая коммунальные услуги, составляла 3% дохода семьи рабочих и была неизменной многие десятилетия. Это важное достижение социализма лишний раз служит подтверждением заботы о человеке труда. При этом плата граждан лишь на треть покрывала затраты на эксплуатацию и содержание жилищного фонда[14]. Остальное оплачивалось за счёт общественных фондов потребления, что является одной из особенностей социалистической экономики — аккумулирование общенародного дохода и его расходование на общественно полезные цели. Проще говоря — заработная плата не была единственным источником достатка трудящегося, так как создаваемые им материальные блага увеличивали благосостояние не отдельных паразитов, как сейчас, а всего советского народа.

Примечательно, что поначалу оплата найма производилась не только денежными средствами, но и натуральными продуктами, трудом — в случае, если работодатель сдавал помещение своим работникам, то он мог в качестве платы установить конкретную норму выработки. Последняя мера, к слову, помогала бороться с недобросовестными работниками, которые после устройства на работу и получения жилья увольнялись и жили отведённое на осуществление процедуры выселения время (3 месяца в добровольном порядке, далее — в судебном). Широкое истолкование принципа невыселяемости трудящихся нередко служило основанием для отклонения судами требований предприятий и учреждений о выселении работников, которые злоупотребляли социальными гарантиями. Это увеличивало текучесть кадров и создавало проблемы с заселением новых работников[15]. Подобные проблемы регулировались совершенствованием законодательства и судебной системы.

Для решения жилищного вопроса увеличивалось финансирование на строительство жилья. Если в 1925–1926 годах общие затраты на частный и общенародный жилищные фонды составляли 318 млн руб., то в 1927–1928-х только на общенародный фонд — уже 390,8 млн руб[16].

Советским правительством предпринимались меры по увеличению объёмов строительства квартир. Если в с 1918 по 1928 государственными предприятиями, учреждениями и местными Советами было построено 23,7 млн м² общей площади жилищ, то с 1929 по 1937 (вторая и третья пятилетки) уже 69,8 млн м²[17].

При установленной в 30-х годах официальной средней по СССР норме жилой площади в 8 м² на человека, реальная составляла — 5,9 м²[18]. Как основание на вселение в жилое помещение получил своё начало ордер — письменное распоряжение, выдаваемое местными Советами, предприятиями и другими государственными учреждениями. На основании его заключался договор найма, в котором прописывались права и обязанности сторон, сроки и размер оплаты, а также другие положения, в том числе и о выселении.

В 1937 году были установлены строгие основания для выселения без обязательного предоставления взамен другого жилья: невнесение наёмной платы в течение 3-х месяцев, систематическое разрушение жилья, невозможность проживания с соседями, увольнение с работы по собственному желанию или за нарушение трудовой дисциплины[19]. Также подлежали выселению и те, кто имел в личной собственности другое жилое помещение. Данная процедура осуществлялась как в административном порядке[20], так и в судебном. При отсутствии вины нанимателя его приходилось выселять, если дом подлежал капитальному ремонту или сносу. В этих и других не подпадающих под исключения случаях выселение производилось только с предоставлением другого жилого помещения.

На практике выселение из жилья было не таким простым делом. Верховный суд в 1940 году отмечал: «Нередко суды отказывают в выселении съёмщиков при доказанности по делу систематического разрушения и порчи помещения съёмщиками или членами их семьи, а при выселении этих лиц не взыскивают с них убытков за повреждение и порчу помещений. При рассмотрении исков о выселении жильцов, которые своим поведением делают невозможным совместное проживание в одной квартире, суды не всегда удовлетворяют иски о выселении злостных нарушителей правил общежития»[21].

Многообразие общественных отношений требовало всё большего законодательного урегулирования. Так, например, положения о невозможности выселения трудящегося из служебного жилья без должных оснований были распространены на членов семьи умершего работника, призванного в армию или ставшего инвалидом в результате производственной травмы. Ведь члены семьи не являлись одной из сторон договора найма, а проживали в качестве сожителей, что налагало некоторые ограничения, так как основным носителем прав и обязанностей был тот, в отношении кого выдавался ордер.

Повсеместно велась борьба с попытками извлечения нетрудового дохода, в том числе и из сдачи жилплощади в наём. Если предприимчивый наниматель предоставлял в поднаём не являющееся излишком помещение (как правило — изолированную комнату), то оно попросту изымалось и предоставлялось нанимателю на общих основаниях.

Одним из способов распоряжения социалистическим жильём был обмен. Потребность в этом возникала в связи с переездом к новому месту работы, изменениями в семье (рождение детей, развод), с переселением в места с более благоприятными условиями для жизни. С разрешения наймодателя по обоюдному согласию наниматели могли обменяться жилыми помещениями. Разумеется, были и ограничения. Так, если в результате обмена в ведомственное жильё предприятия или организации вселялись лица, не работавшие в них, то они подлежали выселению с предоставлением другого жилого помещения.

Если же переезжающие просто оставляли жилое помещение (без обмена), то оно распределялось в пользу других. Для временно уезжавших на заработки или в связи с призывом в армию, происходило закрепление жилой площади на определённый срок. Если же гражданин не возвращался (сменил место жительства, остался на сверхсрочную службу, умер или погиб), забронированное за ним жилое пространство необходимо было заселить. Сделать это можно было и в добровольном порядке, например, пригласить жить родственников, знакомых или соседей, которые испытывают жилищные трудности. Ну а если по каким бы то ни было причинам таковое заселение не происходило, то оно осуществлялось путём административного распределения.

Великая Отечественная война, обрушившаяся на свободное от эксплуатации социалистическое Отечество, нанесла ему катастрофический ущерб. Колоссальная часть жилых строений оказалась уничтожена. В некоторых городах жилищный фонд был разрушен на 90%. Огромное количество людей на время эвакуировалось на восток страны. Сложная ситуация требовала соответствующих временных мер. Например, происходило заселение закреплённого за военнослужащими жилья и уменьшение жилого пространства.

В ходе восстановления страны средняя норма жилплощади была увеличена — например, в РСФСР до 9 м², а на Украине до 13. В городах, жилищный фонд которых сильно пострадал в результате войны (например, в Ленинграде), она равнялась 6 м²[22]. В 1952 году фактическая обеспеченность жилой площадью в среднем по стране составила 5,6 м².

Но даже в таких непростых условиях советское правительство находило возможным выделение дополнительной жилой площади отдельным категориям граждан. Так, право на дополнительные 10 м² на человека получали те, кто имел заслуги перед Родиной, лица, страдавшие тяжелыми заболеваниями, а 20 м² сверх нормы были определены научным работникам, художникам, композиторам, скульпторам, изобретателям и другим лицам[23].

Работавшая с новыми силами послевоенная промышленность продолжала строить жильё (а вместе с ним восстанавливать другие разрушенные и пострадавшие в ходе боевых действий объекты, причём как в СССР, так и в Восточной Европе). С 1946 по 1950 (четвёртая пятилетка) государственными предприятиями, учреждениями и местными Советами было отстроено 72,4 млн м² общей площади жилищ, а с 1956 по 1960 (пятая пятилетка) — 105,4 млн м²[24].

Сам по себе государственный жилищный фонд не был един. В послевоенное время он состоял из: а) жилищного фонда местных Советов, предназначенного для удовлетворения жилищно-бытовых нужд граждан, безотносительно к месту их работы; б) ведомственного жилищного фонда (фонда государственных предприятий, учреждений и организаций), предназначенного в основном для удовлетворения потребностей в жилье рабочих и служащих.

Если главным основанием для предоставления жилья работодателем являлись трудовые отношения, то для получения такового из жилищного фонда местных Советов необходимо было стать на учёт (быть включённым в список претендентов на получение жилья). Ожидание в очереди на улучшение жилищных условий длилось от нескольких недель до нескольких лет, а порой и дольше. Решения принимались коллегиально, исходя из проверки нуждаемости, наличия достаточного количества жилой площади в ведении Советов. Внеочередное обеспечение допускалось при наличии острой жилищной потребности (например, угроза обвала жилого помещения, стихийное бедствие и прочее). При положительном решении выдавался ордер. Стоит отметить, что местные Советы не распоряжались домами, построенными за счёт предприятий и общественных организаций[25].

По мере восстановления и наращивания жилого фонда изменились и подходы правительства к представлению о нормальных условиях проживания советских граждан. Теперь предметом уже договора найма жилого помещения должно было выступать изолированное жилое помещение, состоящее из квартиры либо одной или несколько комнат[26]. Заселение излишков жилой площади стало осуществляться только через суд при условии, что они составляли не менее 9 кв. м[27]. Данным размером с 1960 годов определялась и общая норма жилплощади для населения. В начале 80-х она увеличилась до 12 м² на человека. При этом более 80% городского населения проживало в отдельных квартирах[28].

Колхозы и совхозы также предоставляли жилые помещения в наём своим членам и работникам соответственно. При наличии финансовых трудностей плата за наём могла быть отменена по решению общего собрания.

Были достигнуты определённые успехи в вопросе использования служебного жилья. По общему правилу договор расторгался при прекращении трудовых отношений с работодателем (увольнении со службы), после чего происходило выселение, а непосредственно в замен жильё не предоставлялось (нужно было встать в очередь на общих основаниях). Но существовал и ряд исключений, который в 1983 году достиг своего пика. Например, не могли быть выселены без предоставления другого жилого помещения: семьи военнослужащих; проработавшие в предоставившей им жильё организации не менее 10 лет; уволенные по сокращению или в связи с ликвидацией предприятия; одинокие лица с проживающими вместе с ними несовершеннолетними детьми (подробнее — в статье 108 ЖК РСФСР).

Средняя обеспеченность жилой площадью в 1990 году составила 10,6 м² на человека. Причём в одних республиках она была более 12 м² (Эстония, Грузия, Литва), в других около 7 м² (Азербайджан и Таджикистан). К данному периоду от общего жилищного фонда социалистический составлял 55% (из него ведомственный — 54% (фонд предприятий и учреждений), индивидуальный 39% (фонд местных Советов), остальное — жилищные фонды колхозов, общественных объединений и другие)[29].

Начавшийся в Перестройку процесс отката от социалистической формы собственности к частной привёл к серьёзному снижению доли государственного и ведомственного жилья. Поначалу взятые в наём жилые помещения выкупались, а затем гражданам было позволено приобретать право уже частной собственности путём бесплатной приватизации.

После распада СССР жилищное строительство уже не социалистического — государственного и ведомственного жилья покатилось вниз. А за ним и предоставление его в наём. Взамен этого стали расти показатели строительства жилья как населением за свой счёт, так и пришедшими на смену государству «эффективными» собственниками, которые стали наживаться на жилищной потребности населения.

Что же касается обычных граждан (воспринявших приватизацию как благое намерение со стороны государства, разрешившего стать им полноправными частными собственниками), то не все замечали, что этим хитрым путём оно начало прекращать обеспечение такой возможности как реализация населением одного из основных прав человека — права на жилище. Если социалистическая собственность принадлежала всему народу и никому в отдельности, то частные жилища были сброшены на плечи граждан. Налоги, капитальный ремонт, обслуживание общей и придомовой территории и другое — всё то, что входило в твёрдо установленную наёмную плату, теперь стало прямо взиматься повышенном размере. Ведь собственность предусматривает не только некое эстетическое чувство хозяина имущества, но и затраты на её содержание. И если народ перестал быть собственником, то расходы оказались бременем каждого в отдельности, независимо от финансового состояния. И это при том, что государство оставило за собой право устанавливать да повышать налоги и тарифы, вводить новые сборы. Поэтому и пользоваться неограниченными жилищными благами стали преимущественно такие, кто на чужом горбу наживает необходимые финансовые средства, а не те, кто честно трудится на благо общества.

И сейчас, когда предоставление жилья в наём со стороны государства и организаций сведено к минимуму, огромный массив частного жилищного фонда продолжает устаревать и разрушаться. Если на селе, где дома преимущественно не превышают 2-х этажей, часть людей имеет возможность своими силами поддерживать приличное состояние зданий, то в городе это сделать проблематичнее. А разрастающиеся по поводу капитального ремонта конфликты между жильцами многоквартирных домов с одной стороны и различными жилищными управлениями, в том числе и частными, с другой — есть закономерный результат изменения общественного устройства.

Современные материалы и технологии строительства позволяют в последние годы добиваться более высоких объёмов жилищного строительства. Однако эти достижения меркнут на фоне общественного регресса — жильё строят, но свободно приобрести его могут немногие. Основными способами удовлетворения жилищной потребности сейчас стали найм в частном жилищном фонде (в большинстве случаев – нелегальный) и купля-продажа за счёт кредитных и ипотечных средств под немалые проценты. Человек, которому надо где-то жить, стал лёгкой добычей алчных спекулянтов (застройщиков, банков, частников, которым посчастливилось обзавестись свободными квадратными метрами), т.к. альтернативы у него почти нет (если только не построить дом самому).

Цветущие в настоящее время спекуляция и извлечение нетрудовых доходов за счёт тружеников — есть следствие экономического уклада, основанного на паразитической форме собственности, которая тормозит развитие общества, не позволяя эффективно решать насущные вопросы, одним из которых является — жильё.


Ссылки на источники и примечания

1. См. Народное хозяйство СССР за 70 лет. Юбилейный статистический ежегодник 1980–1987 // Финансы и статистика. М., 1987 // URL: http://istmat.info/node/9308 (дата обращения: 19.05.2019).
2. Секвестр — запрещение или ограничение, налагаемое государственной властью на пользование или распоряжение каким-либо имуществом.
3. Постановление НКВД РСФСР от 30.10.1917 «О правах городских самоуправлений в деле регулирования жилищного вопроса» // СУ РСФСР. 1917. № 1. Ст. 14. 2-е издание.
4. Излишком считалась жилая площадь, которая превышала установленную норму, с учётом прав жильца на дополнительную площадь (если такое было). Выделялись внутрикомнатные излишки и в виде отдельной изолированной комнаты. Последней считалась такая, через которую не вынуждены были проходить лица, не живущие в этой комнате, и жилец которой не вынужден проходить через другие. Внутрикомнатные излишки не подлежали изъятию и заселению другими жильцами.
5. Поначалу данная сумма равнялась 400 рублям и была сопоставима со средней зарплатой, а также превышала установленный максимальный порог пенсии. В дальнейшем она менялась под напором инфляции.
6. Одним из условий принятого Декрета ВЦИК было превышение установленного органами местной власти предела стоимости и доходности строений.
7. См. ст. 10 Декрета ВЦИК от 20.08.1918 «Об отмене права частной собственности на недвижимости в городах» // СУ РСФСР. 1918. № 62. Ст. 674.
8. См. ст. 9 Декрета СНК от 25.05.1920 «О мерах правильного распределения жилищ среди трудящегося населения» // СУ РСФСР. 1920. № 52. Ст. 227.
9. См. Леплевский Г.М. Очередные вопросы жилищного строительства / Г. Леплевский // Советское строительство: Сборник / Коммунистическая Академия. Институт советского строительства. Секция очередных вопросов. М., 1925. Сборник 2–3. Страница 27.
10. См. Стучка П.И. Курс советского гражданского права. М., Л.: Государственное социально-экономическое издательство. 1931. Страница 130.
11. См. ст. 171 ГК РСФСР от 1922 (утв. ВЦИК 11.11.1922) // Собрание узаконений РСФСР. 1922. № 71. Ст. 904.
12. См. ст. 10 Постановления ЦИК и СНК СССР от 04.01.1928 «О жилищной политике» // СЗ СССР. 1928. № 6. Ст. 49.
13. См. Амфитеатров Г.Н. Права на жилые строения и пользование жилыми помещениями. М.: Юр. изд. Мин. Юстиции СССР, 1948. Страница 47.
14. См. Народное Хозяйство СССР в 1980 г. Стат. Ежегодник / ЦСУ СССР. М.: Финансы и статистика, 1981. Страница 392.
15. См. Стучка П.И. Указ. соч. Страница 133.
16. См. Туманов Д.Ю. Право на жилище в Советском государстве: законодательное регулирование и проблемы обеспечения // История государства и права. 2014. № 14. Страница 2.
17. См. Народное хозяйство СССР.: Стат. сборник / ЦСУ СССР. — М:Государственное статистическое издательство, 1956. Страница 162.
18. См. Камолов С.Г. Жилищное строительство в СССР в послереволюционный период (1917–1926) // URL: https://www.vestnik-mgou.ru/Articles/Doc/6639 (дата обращения: 16.05.2019) (документ в формате pdf).
19. См. п. 30 Постановления ЦИК и СНК СССР от 17 октября 1937 г. «О сохранении жилищного фонда и улучшении жилищного хозяйства в городах» // СЗ СССР. 1937. № 69. Ст. 314.
20. Позднее перечень оснований для административного выселения был сокращён. В административном порядке выселяли из общежитий, самовольно занятых жилых помещений, гостиниц, служебных жилых помещений, а также при угрозе обвала (ст. 336 ГК СССР 1964 г.).
21. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 12.12.1940 № 46/23/у «О судебной практике по применению Постановления ЦИК и СНК СССР от 17.10.1937 „О сохранении жилищного фонда и улучшении жилищного хозяйства в городах“» // URL: http://sssr.regnews.org/doc/eq/h2.htm (дата обращения: 03.05.2019).
22. См. Амфитеатров Г.Н. Указ. соч. Страница 41.
23. Там же. Страница 42.
24. См. Стат. Сборник. 1956. Указ соч. Страница 162.
25. См. Красавчиков О.А. Советское гражданское право. В 2-х томах. Том 2. М.: «Высшая школа». 1968. Глава 33, параграф 2.
26. Ст. 300 ГК РСФСР 1964 (утв. ВС РСФСР 11.06.1964) // Ведомости ВС РСФСР. 1964. № 24. Ст. 407.
27.Ст. 316 ГК РСФСР 1964 года содержала ряд исключений, по которым данный излишек не подлежал изъятию.
28. Народное Хозяйство СССР в 1983 году. Стат. Ежегодник / ЦСУ СССР. М.: Финансы и статистика, 1984. Страница 422.
29. Сборник статистических материалов. 1990 / Госкомстат СССР. М.: Финансы и статистика, 1991. Страницы 136–137.


Список источников и литературы

  • Постановление НКВД РСФСР от 28.10.1917 «О Жилищном моратории» // Собрание узаконений и распоряжений правительства за 1917–1918 гг. Управление делами Совнаркома СССР М. 1942. Страница 15.
  • Постановление НКВД РСФСР от 30.10.1917 «О правах городских самоуправлений в деле регулирования жилищного вопроса» // СУ РСФСР. 1917. № 1. Ст. 14. 2-е издание.
  • Декрет ВЦИК от 20.08.1918 «Об отмене права частной собственности на недвижимости в городах» // СУ РСФСР. 1918. № 62. Ст. 674.
  • Декрет СНК от 25.05.1920 «О мерах правильного распределения жилищ среди трудящегося населения» // СУ РСФСР. 1920. № 52. Ст. 227.
  • Гражданский кодекс РСФСР 1922 (утв. ВЦИК 11.11.1922) // СУ РСФСР. 1922. № 71. Ст. 904.
  • Постановление ЦИК и СНК СССР от 04.01.1928 «О жилищной политике» // СЗ СССР. 1928. № 6. Ст. 49.
  • Постановление ЦИК и СНК СССР от 17.10.1937 «О сохранении жилищного фонда и улучшении жилищного хозяйства в городах» // СЗ СССР 1937. № 69. Ст. 314.
  • Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 12.12.1940 № 46/23/у «О судебной практике по применению Постановления ЦИК и СНК СССР от 17.10.1937 „О сохранении жилищного фонда и улучшении жилищного хозяйства в городах“» // URL: http://sssr.regnews.org/doc/eq/h2.htm (дата обращения 03.05.2019).
  • Справка ЦСУ СССР Л.М. Кагановичу о состоянии городского жилищного фонда в 1940–1952 гг. // Сборник документов «Советская жизнь». 1945–1953 гг. М.: РОССПЭН, 2003.
  • Гражданский кодекс РСФСР 1964 г. (утв. ВС РСФСР 11.06.1964) // «Ведомости ВС РСФСР», 1964, № 24, ст. 407.
  • Основы жилищного законодательства Союза ССР и союзных республик от 24.06.1981 // Ведомости ВС СССР. 1981. № 26. Ст. 834.
  • Жилищный кодекс РСФСР (утв. ВС РСФСР 24.06.1983) // Ведомости ВС РСФСР. 1983. № 26. Ст. 883.
  • Амфитеатров Г.Н. Права на жилые строения и пользование жилыми помещениями. М.: Юр. изд. Мин. Юстиции СССР. 1948. 72 с.
  • Горлов Н.В. Жилищное строительство в СССР [электронный ресурс] // URL: https://prometej.info/zhilishnoe-stroitelstvo-v-sssr/ (дата обращения: 13.06.2019).
  • Иоффе О.С. Советское гражданское право. М.: Юрид. лит., 1967. 494 c.
  • Камолов С.Г. Жилищное строительство в СССР в послереволюционный период (1917-1926) // URL: https://www.vestnik-mgou.ru/Articles/Doc/6639 (дата обращения 16.05.2019) (документ в формате pdf).
  • Красавчиков О.А. Советское гражданское право. В 2-х томах. Том 2. М.: «Высшая школа». 1968. 520 с.
  • Леплевский Г.М. Очередные вопросы жилищного строительства / Г. Леплевский // Советское строительство: Сборник / Коммунистическая Академия. Институт советского строительства. Секция очередных вопросов. М., 1925. Сборник 2–3. С. 27–46.
  • Народное хозяйство СССР.: Стат. сборник / ЦСУ СССР. — М:Государственное статистическое издательство, 1956. 264 с.
  • Народное Хозяйство СССР в 1980 г. Стат. Ежегодник / ЦСУ СССР. М.: Финансы и статистика, 1981. 583 с.
  • Народное Хозяйство СССР в 1983 году. Стат. Ежегодник / ЦСУ СССР. М.: Финансы и статистика, 1984. 607 с.
  • Народное хозяйство СССР за 70 лет. Юбилейный статистический ежегодник 1980–1987 // Финансы и статистика, М., 1987 // URL: http://istmat..info/node/9308 (дата обращения: 19.05.2019).
  • Сборник статистических материалов. 1990 / Госкомстат СССР. М.: Финансы и статистика, 1991. 352 с.
  • Семина Т.А. Жилищно-правовая проблема и развитие жилищного законодательства Российской Федерации // Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование. № 3–4 (16–17). Декабрь. 2003 г.
  • Стучка П.И. Курс советского гражданского права. М., Л.: Государственное социально-экономическое издательство, 1931. 209 с.
  • Туманов Д.Ю. Право на жилище в Советском государстве: законодательное регулирование и проблемы обеспечения // История государства и права. 2014. № 14. С. 38–41.
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments