Школа — очень плохой товар

Школа — очень плохой товар

 

Давеча посчастливилось посетить в Москве архитектурный фестиваль «Зодчество — 2016». Мероприятие само по себе интересное: на нескольких площадках происходят выставки, лекции, обсуждение проблем современной архитектуры… Сразу привлекла внимание лекция под названием «Современные стандарты проектирования социальных объектов». Подмосковные архитекторы показали проекты типовых зданий. Но очень скоро всеобщее внимание сконцентрировалось на теме образования, а конкретно — на теме школ. Типовая архитектура вызвала у одного из представителей креативного класса столичного бомонда воспоминания об ужасном советском прошлом, где всё было одинаковым, и где ужасная советская школа штамповала не уникальных креативных личностей, а монотонную серую массу. И вот уже подмосковные архитекторы оправдываются: мол, не они такие, жизнь такая, денег мало, проектируют как могут (проекты и правда очень напоминают советские, с той лишь разницей, что их типовой тираж в десятки раз скромнее, чем в ужасном СССР).

Но тут слово берет менеджер по девелопменту (деве́лопер (в строительстве) — предприниматель, занимающийся созданием объектов недвижимости и организацией соответствующих процессов. Девелопер обычно сопровождает процесс возведения здания на всех этапах. Он организует проектирование объекта, выкуп земли под объект, получение лицензии под строительство, подыскивает строительную фирму, а впоследствии и брокера для продажи объекта. Сегодня девелоперами чаще всего выступают юридические лица — девелоперские конторы, которые имеют возможность привлекать крупные инвестиции под развитие своих проектов). Дорогой костюм, дорогие запонки, уверенное поведение успешного человека, пара фраз о «дети наше все»… А дальше начинается материальная суть. Он заявляет: архитектура — это лирика. По сути, любой социальный объект — это очень невыгодный продукт. Инвестор не хочет вкладываться в производство такого «товара». И посему путей, четко обозначенных девелопером, ровно три:

  1. Либо строить типовую архитектуру образца 70-х на новый лад, чтобы подешевле (ведь все лучшее детям). Пару фраз о том, что в совке было хуже (забывая, что глупо сравнивать наше время со стандартами тридцатилетней давности, и нечестно забывать о масштабах советского строительства социальных объектов);
  2. Либо искать благодетеля. Олигарха, который, чувствуя глубокую ответственность за подрастающее поколение, становится меценатом и бросает все свои (ну или крошечную часть исконно своих) честно заработанных средств на строительство образовательных комплексов. В качестве примера был представлен проект Международной академии спорта Ирины Винер-Усмановой. То есть, если у владельца капитала возникло желание увековечить себя в стекле и бетоне, будет красивое здание, нет — значит не повезло, такие дела.
  3. Ну и третий путь, не такой прибыльный, как второй, но хотя бы окупаемый (не забывайте, говорим мы об социальных объектах для детей, а не об каких-нибудь бизнес-центрах, казино, барах…). Пример просто замечательный: строим школу самбо, в центре зала ставим восьмигранник, обтянутый сеткой, и проводим там коммерческие бои без правил. Это послужит отличным воспитательным фактором для юных самбистов, я полагаю. Странно, что не было предложено во внеурочные часы использовать классы школ под казино или спортзал под стрипклуб.

В общем, главному инвестору (государству) невыгодно вкладываться в такой вот продукт (зато выгодно в гособлигации США). А девелоперы не любят продавать такой вот товар. Все лучшее детям, не то что в ужасном совке.

Комментарии:

wpDiscuz