Советские «Алые паруса»

Праздник для выпускников школ «Алые паруса» появился в Ленинграде в 1968 году. Местом его рождения считается Городской дворец пионеров имени Жданова на Невском проспекте, ныне известный как Дворец творчества юных. Именно там по распоряжению городского отдела народного образования Ленинграда было положено начало масштабному и яркому мероприятию.

***

Алые паруса

***

Праздник открылся в пятницу, 28 июня 1968 года, в одиннадцать часов вечера, когда стемнело. Его вступительная театрализованная часть проходила на воде. Сценой стала акватория Невы между Кировским и Дворцовыми мостами — широкий участок реки против Петропавловской крепости. Места для зрителей — вся Дворцовая набережная, оба громадных моста и стрелка Васильевского острова — своеобразный амфитеатр протяжённостью в три километра.

Вдоль набережной вытянулась цепочка мощных прожекторных установок. Их цветные лучи пробивали всё пространство над рекой. Радиопозывные возвестили начало праздника. И вслед за ними исторический центр города заполнила торжественная, величавая мелодрама «Гимна великому городу» Рейнгольда Глиэра.

«Вам, юноши и девушки, молодые граждане нашего города, посвящается этот праздник! Сегодня вам вручили аттестат зрелости!.. Это незабываемый день! Так пусть же и этот вечер запомнится навсегда!» — произнёс диктор.

Из-под Кировского моста в парадном строю вышла эскадра катеров, открывающая праздник. На катерах были представители всех поколений советских людей: молодой путиловский рабочий дней Октября, матрос революционной Балтики, солдат большевистского бронедивизиона… Люди 20-х, 30-х годов, годов Великой Отечественной войны, послевоенного периода, наших дней… Они провожали сегодня в трудовую жизнь ещё одну смену молодых.

По бортам всех катеров был расположен почётный эскорт — юные фанфаристы и барабанщики в яркой парадной форме Суворовского и Нахимовского училищ. На белоснежном адмиральском катере «Ленинград» находилось три выпускника, которым было предоставлено право открывать праздник. Один из них держал громадный праздничный вымпел. Рядом с ним — юноша и девушка с высокими зажжёнными факелами.

Пройдя вдоль всей набережной, мимо Дворцового моста, эскадра подошла к широкому спуску Стрелки. Здесь, на гранитных ступенях, от самой воды вверх до Ростральных колонн, в несколько шеренг стояли юноши с незажжёнными факелами. Их много, около четырёхсот человек. «Ленинград» пришвартовался к Стрелке. По высокому флагштоку на берегу заскользил вверх флаг праздника. Юноша и девушка волнообразным движением своих факелов зажгли факелы крайних в цепи. Зажглись ещё два факела. А дальше огни побежали от человека к человеку, на площадь к маякам. Когда около колонн загорелись последние факелы, вдруг, как бы выйдя из них, вверх поплыли пиротехнические огненные шары. Они достигли вершин маяков. И тогда раздались два лёгких взрыва. Шары подожгли форсунки маяков. Высоко в небо взметнулись языки пламени на Ростральных колоннах. Вслед за ними новой огненной волной зажглись пятьдесят громадных факелов, установленных на верках Петропавловской крепости. А затем огненная феерия как бы охватила и само небо. От стен Петропавловской крепости со Стрелки пошли вверх залпы навесного фейерверка.

Сполохами, пляшущими на ветру, огни обрамляли Неву. Они продолжали гореть до конца праздника. А на их фоне, когда ещё гремели залпы фейерверка, появился трёхмачтовый корабль. По реке шёл гриновский галиот «Секрет» с алыми парусами — живая эмблема праздника.

На борту «Секрета» радостная и романтическая картина встречи Ассоли. Здесь и капитан Грей, и старпом Пантен, и весёлый балагур матрос Летика, и отец Ассоли — старый моряк Лонгрен. Команда галиота на палубе, вверху на мачтах… Тут же играет бродячий оркестр, тот самый, который Грей взял с собой в рейс, чтобы встретить Ассоль с музыкой… Композиция на морские темы И. Дунаевского, его увертюра к фильму «Дети капитана Гранта», его музыкальный рассказ о весёлом ветре стали органической частью этой картины. «Секрет» шел вдоль берегов.

А в эфире диалог дикторов. Они говорили о Грине, о его корабле… «Попутного ветра тебе, корабль радости, корабль юности, корабль счастья!» Они говорили о мечте. О мечте, как первом шаге к практической цели. «Мечтать — значит мысленно обгонять время, предугадывать будущее…» И тогда вслед за галиотом на Неве появились «корабли мечты». Мечты, прокладывающей дорогу в трудовое завтра. В кильватерной колонне шли «корабли труда». На каждом из них — громадное, светящееся изнутри и подсвеченное с бортов объёмное изображение — символ. Оратория Д. Шостаковича «Песнь о лесах» точно выражала значительность происходящего.

На первом корабле был изображен громадный молот. Внутри молота видны заводские металлические фермы, фрагмент шестерни, детали машин. На палубе и на отсеках заводских ферм была расположена живая картина — молодые рабочие наших дней. Они в костюмах различных производственных профессий, с характерными деталями своего труда. Молот — не только символ производства, он неразрывно связан в нашем представлении с серпом — другой частью эмблемы нашего государства. Вторым шёл корабль «Серп». Вокруг громадного светящегося серебром серпа — молодые труженики советского села. Профессии современного села разнообразны. Полеводы и механизаторы, доярки и агротехники, зоотехники и строители… На бортах корабля — поля высоких золотых колосьев, они волнами колышатся на ветру. Далее шёл корабль «Атом». Он посвящён науке. По реке двигалась большая модель атомного ядра…

Всё это действо было красочным, необычным, ярким и завораживающим. Гулянья продолжались до раннего утра, а представление посетило более 25 тысяч выпускников.

Комментарии:

wpDiscuz