Rinascimento nuova


 

Представители эпохи Возрождения, давшие толчок новому витку мировой истории, в котором после многовекового отставания европейская цивилизация смогла обогнать почивавшую на лаврах цивилизацию исламскую, появились в Италии, и именно там. Несомненно, одной из главных причин подобной локализации (наряду с разрастанием городов и образования класса буржуазии) стало колоссальное античное наследие, заставлявшее одним своим видом задуматься об альтернативе диким иерархичным феодальным отношениям между знатью и крестьянством, церковью и паствой. И подобное событие не является чем-то из ряда вон выходящим или исключительным.

Схожий механизм все сильнее проявляет себя и в нашем времени, и именно в нашей стране. Сегодня любой молодой человек, имеющий хоть сколь-нибудь острый взгляд и минимальную любознательность, вынужден будет задаться вопросом: «Откуда всё это?» — по отношению к инфраструктуре, которую он видит своими глазами каждый день. Особенно остро этот вопрос возникает у тех, кто выбрал своей стезей в жизни инженерию в самом широком смысле слова. Даже самых начальных познаний в области истории будущего профильного предмета станет достаточно, чтобы лишить человека сна, ибо размеры и количество артефактов, подобно скелетам огромных динозавров разбросанных по стране, не могут не ошеломлять.

Однако тут подобные археологи поневоле сталкиваются с отчаянной попыткой правых сектантов присвоить себе часть заслуг по созданию тех самых мегалитических сооружений инфраструктуры. Мол, какой-нибудь ГОЭЛРО задумывалось еще при царе (как и московское метро), а, скажем, Николаевские верфи или заводы Путилова были основаны еще в XVIII и XIX веках соответственно. Здесь молодым исследователям нужно сохранять хладнокровие и понимать две простые вещи: во-первых, никакие невоплощенные хотелки (как бы ни были они славно-с проработаны-с на бумаге) не имеют ничего общего с реальным миром, а во-вторых ни, скажем, Николаевская верфь, ни тот же Путиловский завод образца 1917 года не имеют ничего общего с тем, вот что они превратились к концу существования СССР, а именно — в индустриальных гигантов, серийно производящих авианосцы и тяжелые трактора. Кстати, чем больше мы возвращаемся к «благословенным» хрустобулочным временам, тем симметричнее становится ситуация в промышленности. И тогда и сейчас Россия (+Украина) — это «великая аграрная сверхдержава», закупающая средства производства за границей и не способная ни на что, подобное советской индустрии. Так что производство буржуек на Миколаiвских верфях нэзалежной Украiни и сдача под аренду пустующих площадей Кировского завода (сегодня это основной вид его деятельности) есть родственные явления, проистекающие в полном соответствии с логикой истории.

Однако будущих действующих лиц нового ренессанса, обойди они вышеназванные уловки правых, поджидает еще одна демагогическая засада. Молодых ребят, уже начинающих симпатизировать левым идеям, вдохновившим их предков на подобное строительство, обвиняют ни много ни мало в шизофрении, ибо те якобы имеют фантомную ностальгию по СССР, в котором они в лучшем случае родились и пошли в детский сад. Обвинение на первый взгляд обоснованное, однако — только на первый взгляд, ибо исходит из априорной позиции существования «ностальгии».

Критик (как правило более великовозрастный) совершенно верно замечает, что подобная ностальгия является не более чем наведенным психологическим состоянием, а потому, мол, нечего и рассуждать «сопляку» о том, чего тот не «знает» (на деле чего он не испытывал, якобы в отличии от критика. При этом собственная «адекватность» восприятия общественных процессов, протекавших в СССР, критиком под сомнение не ставится).

На деле же именно молодое поколение лишено той самой ностальгии и/или обиды на СССР, а потому лучше всего способно осмыслить то, чем в действительности были Советский Союз и создавшая его советская власть.

А значит, новое Возрождение ждет своего часа, чтобы пробиться на свет сквозь современный идеологический мусор, под которым его усердно пытались похоронить. Значит, полноценное социалистическое хозяйствование, однажды воплощенное на нашей Земле, непременно должно вернуться. Вернуться силами именно тех, кто сегодня — не от ностальгии, но по зову любопытствующего сердца — пытливо изучает артефакты великой цивилизации прошлого, всё больше и больше презирая нефтегазовую феодальную квазимонархию, в которой поощряется падение народа в архаику домостроев и адатов, и запрещается заикаться о том, что великое будущее справедливости и всестороннего развития можно построить здесь и сейчас.

Комментарии:

wpDiscuz